Сеть знакомств для любителей книг


Интернет реклама УБС



Поделиться в Facebook
Александр Соловьев
Мятежник Хомофара

Представьте, что в ваше сознание стучится кто-то с другого конца вселенной, чтобы передать весточку. Ваша первая мысль? Ясное дело – «Спятил!» И пошло сознание гулять по уровням с чердака до самого подвала: нырнуло в подсознание и глубины архетипа, одновременно устремляясь в густонаселенные космические дали. Тело только помеха, без него мы куда свободнее. Свободнее ли? Темница-то не вовне, она внутри каждого из нас. Чтобы быть свободным, нужно видеть дальше собственного носа, а это ох как трудно, когда ты являешься частью системы, ее винтиком; а чтобы быть счастливым, говоря словами С.Лема, «человеку не нужны космические дали, человеку нужен человек». Герой романа Вадим Расин проходит сквозь слои пространства и тонкие миры и попадает в Мегафар, внутреннюю вселенную, населенную сверхразумными и сверхсильными существами. И вот здесь начинаются настоящие приключения…

Александр Соловьев : Мятежник Хомофара

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
viktor.sibilev
fant-usas.at.ua/index/mjatezhnik_khomofara/0-11

Духовный мир возникает в нашем сознании. Несмотря на то, что он отражает жизненную необходимость, на деле он не является с ней одним и тем же.
Духовный мир находится в неком «ином измерении». Когда мы говорим об иных измерениях, каждый из нас, вероятно, представляет себе разное, как всегда случается при разговоре об абстракциях. И все же во многих пунктах мы сходимся: иной мир невидим для нашего, он необязательно материален, время в нем может двигаться по-другому, чем у нас.
Как правило, понятие духовного мира рождает в нас представления о свободе. А это опять же не вполне совпадает с понятием необходимости и даже противоречит ей. Термин «свобода» куда ближе понятиям «иллюзии» и «мечтания».
То, что происходит с персонажем, явление сугубо субъективное. Он проходит сквозь тонкие миры и обретает умение летать, а с ним и весь стандартный набор суперменских способностей. Герой слышит голоса, прилетающие из отдаленных уголков вселенной, он куда-то трансцендирует. Он по-своему интерпретирует события, которые сам расценивает как знаки. Притом, что тело героя находится в психиатрической лечебнице, душа его совершает головокружительные путешествия по альтернативной вселенной.
Это книга для взрослых, и герой рассуждает как взрослый, поэтому описанные события и вся рефлексия в романе воспринимается серьезно. Читателю дается право трактовать происходящее по своему усмотрению: либо у героя есть шизофрения, либо нет. Подсказки, объяснения, факты, якобы подтверждающих экстериоризацию (выход из тела) не добавляют картине объективности, а оставляют возможность предполагать.
Авторский ли это прием или часть внутренней концепции романа? Проще, конечно же, было бы спросить у самого автора, но это не в привычках писателей – отвечать за собственные детища, у которых своя судьба.
Как видим, герой так и не смог разобраться, что ему делать с собственным телом и какую важность придавать этому вопросу. В ходе борьбы с силами конфликта ему удается ответить лишь на один вопрос: какую нишу он займет в изменившемся мире. Однако после этого он задает себе вопрос рангом повыше: в чем его предназначение в этом мире. На него в финальной сцене предоставляется право ответить «богу из машины». Какая неожиданность! Неужели нас надули? Ведь всезнающий персонаж Харт, которого в отзывах сравнивают с легендарным даосом Лао-цзы, является как по мановению волшебной палочки, чтобы вытащить героя из неприятностей, бросить ему скомканный ответ (или коан?) на вопросы типа «кто я, а главное – зачем?» и спрятать в надежном месте (в каком именно – не тема рецензии, т.к. имеет прямое отношение к сюжету). Но, несмотря на эту, казалось бы, наспех состряпанную кульминацию, остается вполне приятное послевкусие – не постдраматическое, но сродни послевкусию, скажем, от изысканного арта или того же коана. Узнаёте? Еще бы. Это же восточная философия и восточная эстетика! И все это, пожалуй, приправлено щепоткой европейского пафоса.
Харт – Иная вселенная, Харт – Иное подобие… Почему из всех персонажей в романе он самый обыденный и прозаический из всех? Что вообще автор хотел сказать, создав такого героя? Почему представители Времени и Пространства выглядят вечно трансформирующимися, эгоистичными, коварными сверхсуществами, главный «внутренний» хомо-сапиенс Балмар – конченным бюрократом, и лишь Харт из всех «силовых» персонажей представляется более-менее положительным?
Допустим, автор руководствовался желанием создать объемный запоминающийся образ. Что ж, это у него вышло. Но может, суть в другом? Возможно, главной целью было донести до нас мысль, что вселенная Времени-Пространства с ее энтропией и законом гравитации изначально чужда и агрессивна к человеку, и не просто случайно агрессивна, а ПРЕДНАМЕРЕННО агрессивна, и лучшее ждет нас за пределами этой физически-нефизической структуры? Но как вырваться за ее пределы? И стоит ли это делать или есть другие возможности? На эти вопросы нет точного ответа в первой книге.
В продолжении под названием «Боги Хомофара» идеи субъективности и относительности познания многократно, как в восточной притче, доведены до абсурда. Продуманность этого повторения очевидна и становится понятной в конце, когда второй после Харта персонаж-всезнайка Персолип подводит итог обеих историй. И снова «бог из машины», и снова странное восточное послевкусие. Незавершенность, неразгаданность… Непостижимость знаков и характеров, тайны вещей…
К концу второй книги герой изменяется: он обнаруживает, что среди прочих понятий наиболее жизненно-важным для него является ответственность. Одновременно с этим открытием он обретает творческие способности демиурга и настоящую дружбу. Правда, это не делает его счастливым, ибо конфликт становится еще острее, проблем больше, а потери значительнее.
И все же в конце второй книги звучит все тот же лейтмотив: человеком правит желание свободы и воля к непрекращающемуся движению. И вот один из главных выводов, которые напрашиваются после прочтения обеих книг: принадлежность человека разным мирам – миру Времени, миру Пространства, миру Сознания – не может не втягивать его в эти фантастические путешествия, размышления, конфликты, страдания, субъективизм простоты и сложности, уродства и красоты…

Поделиться в Facebook взять код для блога
9/20  = 29
Александр Соловьев Мятежник Хомофара

С этой книгой читают:
 


Юлия Скуркис, Александр Соловьев
Хомотрофы
 


Аркадий Евдокимов
Мойрагет
 


Александр Соловьёв
Нашествие хронокеров
 


Валерий Михайлов
Путешествие за край земли
 


Александр Соловьёв
Мятежник Хомофара