Сеть знакомств для любителей книг


Книжная Баннерная Сеть
Художественные
Философия, история

Поделиться в Facebook Купить:
Купить в Украине
Акунин-Чхартишвили
Аристономия

Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) после сорока приключенческих произведений, наконец, написал первый серьезный роман, которого давно ждали читатели и критики. По жанру это «роман идей». Автор работал над этим романом несколько лет.

Акунин-Чхартишвили : Аристономия

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
Алексей Мась
Акунин решил написать философскую книжку на базе литературных произведений. Восторг, как всегда.
Мудро и очень круто написано. Говорят он писал ее много лет.

Аристономия - «закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции».


Поделиться в Facebook взять код для блога
25/96  = 121


Акунин-Чхартишвили
Аристономия
Serge47
Позволю не согласиться с отзывом Алексея. Ожидал многого на старте чтения: автор обещал разложить по полочкам термин "достоинство", дать методику измерения (вернее, максимально приблизиться к таковому) аристономического содержания в человеке. Удачная формулировка задания и вычленение критериев в начале повествования так и не получили должного развития. Вместо этого экскурс в историю и разбор направлений философских школ по этой тематике. Попытка переплести динамичное развитие захватывающего сюжета с глубокомысленными авторскими изысканиями смысла жизни индивидуума и человеческого общества выглядят жалко. При том, что линия историческая, традиционная для автора, выписана очень и очень захватывающе. Наверное, ею и стоило бы ограничиться, внеся небольшие вкрапления философских рассуждений. Однако, не жалею о решении прочесть книгу. Она увлекательна сюжетом и богата на ассоциативные ряды для самоанализа. Давно не приходилось ставить себя на место героя и пытаться соотнести свой выбор решения в той или иной ситуации.

Поделиться в Facebook взять код для блога
14/35  = 49


Акунин-Чхартишвили
Аристономия
Валерій Пекар
Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые, сказал поэт. И сказал глупость, ибо блаженства в том мало. Однако же выбирать место и время рождения не приходится. Роман начинается 27 февраля 1917 года, и его героям, чьи судьбы причудливо переплелись в революционном Петрограде, в тихо-благополучной Швейцарии, во врангелевском Крыму и в буденовской Конармии, приходится ежедневно делать трудный нравственный выбор на тонкой грани между жизнью и смертью. А в переломные моменты истории, как известно, наверх вылезает всё самое гнусное, жестокое, низкое и подлое.

Русский роман непременно должен отвечать на ключевой вопрос бытия. В данном случае речь пойдет о самом главном качестве человека и социума, названном искусственным словом «аристономия». Именно это качество определяет эволюцию человечества, именно оно дает надежду на лучшее будущее, силы пережить страдания и не разувериться. На этом пути автора сопровождают эпикурейцы и стоики, Паскаль и Декарт, наконец, великий кенигсбержец. Но философы прошлого не могут дать удовлетворяющее автора определение, и ему приходится прорабатывать его самостоятельно. Для читателя же остается открытым вопрос, не написан ли весь роман лишь как канва для краткого философского трактата (такой фокус не редкость в современной российской литературе, ибо за ее пределами философия есть лишь штатная, при погонах).

Впрочем, главные герои романа думают вовсе не об аристономии, им и невдомек, что автор выдумал такое слово. Меняются пейзажи и обстоятельства, флаги и лозунги, но внутренний камертон нравственного выбора неизменен. Потому и трудно поддержать одну сторону в великом вихре исторического противоборства, ведь у каждой из них — своя правда и своя неправда. Остается лишь поддерживать слабый огонек добра и разума, а также писать на склоне лет скорбную летопись глухих времен.

Поделиться в Facebook взять код для блога
18/28  = 46


Акунин-Чхартишвили
Аристономия

С этой книгой читают:
 


Никонов А.П.
Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности
 


Дэн Симмонс
Террор
 


Джефф Джарвис
Что сделал бы Google?
 


Роберт Таунсенд
Сломай систему! Лекарство от управленческой изжоги
 


Стивен Строгац
Удовольствие от X, Удовольствие от Х