Сеть знакомств для любителей книг




Интернет реклама УБС
Художественные

Поделиться в Facebook
Кен Кизи
Над кукушкиным гнездом

Кен Кизи написал свой первый роман - "Над кукушкиным гнездом" - под влиянием психоделических опытов в 1962 году. Эта книга пользуется бешеным успехом во всем мире по сей день и стала программным тестом поколения 1960-х. В 1975 году роман был экранизирован Милошем Форманом с Джеком Николсоном в главной роли; Кизи остался недоволен экранизацией, в которой психоделика уступила место реализму, а главный герой Вождь Швабра - более понятному бунтарю Рэндлу Макмерфи. Публика и коллеги, однако, высоко оценили работу Формана, и картина получила в общей сложности восемь "Оскаров". "Кизи сумел не просто нырнуть в собственный кровоток, словно бы заглянув внутрь своих же глаз, но и вновь проник в сферы, где обитают Другие, братья и сестры, к которым несет воды поток новообретен-ной ответственности - к ним и к миру в целом. Никогда раньше ответственность не достигалась через наслаждение".

Кен Кизи : Над кукушкиным гнездом

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
Vladyslava Mokievets
…Подумаете, что человек, рассказывающий такое, несет ахинею,
подумаете, что такой жути в жизни не случается, такие ужасы не могут
быть правдой…Но все - правда, даже если этого не случилось.
К.Кизи «Пролетая над гнездом кукушки)

Предыдущую книгу, «Случайную вакансию» Джоан Кэтрин Роулинг, оценивать было гораздо проще, ибо над ней не тяготеют оценочные клише критиков, да и времени прошло не так уж много, чтобы сказать наверняка, что получится из этого романа. В целом, я веду к тому, что писать отзыв на недавно опубликованную книгу куда проще, нежели на признанный шедевр, но я попытаюсь сделать это максимально объективно.
Роман Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом» (англ. One Flew Over the Cuckoo's Nest,1961) пожалуй, один из тех произведений, ради которых следует выучить язык оригинала, чтобы не потерять те тонкие детали, которые едва уловимы на языке автора, и которые, увы, совсем теряются при переводе.
Кен Кизи принадлежит к бит-поколению, к писателях, выступавших против конформистских нравов людей, к желавшим подорвать закостенелый строй тогдашнего общества. Хотя устои нашего общества, в общем-то, тоже не мешало бы подорвать. Именно потому творчество Кена Кизи как никогда актуально в наше время.
«Над кукушкиным гнездом» книга о сумасшедшем доме, но не про душевнобольных. Действие происходит в психиатрической клинике новых порядков, где людей методично уничтожают с улыбкой на устах, и делается это вовсе не из злости или коварного побуждения: целая система трудится на благо больных, заботясь о питании и досуге, проводя групповые психиатрические сеансы, решая, что вам можно думать, а что нет, что нужно ощущать, а что чувствовать зазорно и неправильно. Находящиеся в психлечебнице люди настолько загнаны в угол суровыми предписаниями системы, что никто из них не осмеливается признаться в этом даже себе, ибо они уже и сами верят в то, что ненормальные. Когда в их ряды врывается Мерфери, человек, пришедший из внешнего мира и не желающий кориться писанным и не писаным правилам, мученики обретают надежду на спасение.

«Никто еще не осмеливался сказать это вслух, но нет среди нас человека, который думал бы по-другому, относился бы не так, как вы, - и к ней и к этой лавочке, - не таил бы тех же чувств в своей испуганной душонке.» - в первый же день заявляет Хардинг, председатель местного совета пациентов, как гласит роман о распределении иерархических полномочии.

Заведение, в котором находятся главные герои романа – это не психиатрическая больница в городе Сейлем в американском штате Орегон, это модель социального строя, основанного на конформизме и подавлении всего индивидуального. Душевнобольные из Билли Биббита, Хардинг, Сканлона, Мартини и прочих такие же как из нас с вами. Я уверена, что каждый найдет свою мини-историю в рассказах героев. Мы все часто скованы неизвестными и ненужными нам идеями, мы поступаем не так, как хочется, а так как правильно, как заведено. Жаль, что шаблон поведения изначально утопия, иначе,- зачем бы Всевышний создал нас такими разными? Явно не для того, чтобы мы все унифицировались в одну большую несуразную безвольную массу. Или же кроликов, как говорит один из героев романа, Хардинг.

«Я не курица, я кролик. Врач - кролик. Вот Чесвик - кролик, Билли Биббит - кролик. Все мы тут кролики разных возрастов и категорий и скачем - прыг-скок - по стране Уолта Диснея.» Но в тоже время очень важно следующие словами, произнесенные Хардингом: « Только поймите меня правильно, мы здесь не потому, что мы кролики - кроликами мы были бы повсюду, - мы здесь потому, что не можем приспособиться к нашему кроличьему положению.

Это очень важно не чувствовать себя комфортно в шкуре кролика, иначе, простите за кинематографическую аллюзию, все пропало,шеф.

Попавший в этот замкнутый круг слаженного механизма, Комбината, как называет эту систему представленную в лечебнице в лице старшей сестры, рассказчик этой истории, Вождь, Макмерфи видит весь парадокс сложившейся ситуации, и не желает принимать участия в драме абсурда.
«Посмотрите на себя, до того договорились, что бегаете от пятидесятилетней бабы. Да что она с вами сделает?» - это было первое удивление Макмерфи. Но дело даже не в том, какое наказания они могут понести за бунт на корабле, весь ужас в том, что до Макмерфи никто даже не рискнул предположить, что такое возможно – восстать против порядка и правил, до того это загнанные кролики.
Пациенты клиники подобно Гергору Замзе из «Перевоплощения» Франца Кафки забиваются в гол вместо того, чтобы расправить крылья. Они, так же как и Грегор придавлены внутренними страхами и съедаются внешними раздражителями.
Потому-то на их фоне возникает яркая индивидуальность, бросающая вызов устоям, которая пробует на прочность этот мир.

«Но я хотя бы попытался, - говорит он. - Черт возьми, на это по крайней мере меня хватило, так или нет?»

И хотя несложно догадаться, чем закончились смелые попытки Макмерфи, прочитайте книгу, чтобы понять насколько у вас достаточно сил бороться за сое личное душевное пространство и быть вправе самому решать, как ведет себя умалишенный и есть ли вообще грани у рассудка.


Поделиться в Facebook взять код для блога
22/19  = 41
Кен Кизи Над кукушкиным гнездом

С этой книгой читают:
 


Борис Мариан
Нить моей Ариадны
 


Джоан Кэтрин Роулинг
Случайная вакансия