Сеть знакомств для любителей книг


Интернет реклама УБС
Фантастика и фэнтези

Поделиться в Facebook Купить:
Купить в Украине
Генри Лайон Олди
Внук Персея. Сын хромого Алкея

Судьба любит Амфитриона, внука Персея. Так любит, что подбрасывает испытание за испытанием. Но все, что не убивает молодого воина, делает его сильнее. Война, интриги, предательство, изгнание из родных Микен, скитания по Пелопоннесу, охота на неуловимую Тевмесскую лисицу, вражда с Птерелаем Неуязвимым, вождем пиратов, - так мужал будущий отец Геракла, величайшего героя Греции. Новый роман Г.Л.Олди - третий роман знаменитого "Ахейского цикла", к которому авторы шли десять лет, - повествует о событиях, предшествующих книгам "Герой должен быть один" и "Одиссей, сын Лаэрта". Древняя Греция богов и героев, царей и чудовищ встает перед нами - прекрасная незнакомка, чей взгляд может обратить тебя в камень. Эллада, описанная звездным дуэтом Олди, давно завоевала любовь и признание читателей.

Генри Лайон Олди : Внук Персея. Сын хромого Алкея

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
Виталий Кривонос
По следу волка

Мотив изгнанника в романе Г.Л. Олди «Внук Персея. Сын хромого Алкея» (М.: Эксмо, 2012. – 416 с. – Стрела Времени).

Сразу скажу: «Сын хромого Алкея», второй роман дилогии Г.Л. Олди «Внук Персея», трудно назвать прямым продолжением первого романа («Мой дедушка – Истребитель», если кто забыл). Почему? Ведь совпадают же хронотоп, тематика, герои, ономастика, мифология, и даже – отчасти – идейный лейтмотив (обретение героем статуса)? Но в том-то и дело, друзья мои, что реализуется этот мотив совершенно иным путём, нежели в первой книге. У меня даже сложилось ощущение постоянной полемики между Амфитрионом и его усопшим и вечно живым дедушкой Персеем: я, типа, этой дорогой не пойду, я по другой тропинке, я же нормальный человек! – а кто тебе сказал, что ты нормальный человек, мальчик? ты проклятый, ты герой, а герой должен быть один! – нет, не должен, потому что это слишком... слишком.
Впрочем – обо всём по порядку.
Какое лакомство привлекло моё внимание на этом божественном пиру и раздразнило литературно-критический аппетит – так это архитипический образ и сюжетный мотив изгнанника. Посему в разговоре о романе «Внук хромого Алкея» считаю полезным апеллировать к индоевропейским пространственно-ориентированным культурным кодам (всё то же «статусное и маргинальное», о котором шла речь в моём эссе о романе «Мой дедушка – Истребитель» ). Во-первых, хронотоп (то, что читатели именуют более скромно: «мир») обязывает: описанное в романе общество – традиционное, архаическое, стратифицированное в пространстве, времени и социуме на чёткие магические зоны: условно «наше», «общее», «чужое», «запретное»; каждой зоне соответствует набор человеческих типов и статусов. И если в первой книге статусами мерялись (и менялись) существа скорее божественного, сверхчеловеческого типа (потому что и Персей, и Андромеда – не совсем люди, хотя и не божества олимпийского пространства), то приключения сына хромого Алкея полностью завязаны на «человеческое, слишком человеческое»: и Амфитрион сотоварищи, и Птерелай со своими, да и прочие персонажи всецело принадлежат Срединному миру независимо от происхождения (показателен в этом смысле Тритон, его простецкая манера держаться, и его последняя воля: «В море хочу, к мамке...» – искреннее воплощение человечности).
Во-вторых – и тут я ссылаюсь на такие авторитеты, как Вячеслав Всеволодович Иванов и Вадим Михайлин – отголоски архаического сознания вполне можно обнаружить и сегодня, в современном обществе. Мир и сегодня разделён на Первый и Третий (а между ними стрёмные Не-пойми-что-ланды вроде нашей неньки Украины). Мы и сегодня не прощаемся через порог, окружаем себя системой табу (политкорректность), болеем за свою сборную по футболу (победа которой должна повысить наш общий магический статус), используем мат (проклятия), чтобы подчеркнуть свою маргинальность и понизить статус противника, выбираем вождей не столько разумом, сколько сердцем, наивно верим во всепобеждающего лучезарного героя-громовержца, сокрушающего хтоническую гидру (не сочтите за политическую агитацию), отправляем Одиссеев под крепкостенную Трою и вообще совершаем много странных и удивительных вещей, унаследованных от легендарных времён, не отдавая себе в том отчёта. Это не хорошо и не плохо, это – факт, а посему – «нам здесь жить» (с).
Психические инстинкты, архетипы, о которых говорил Карл Густавич Юнг.
Никуда от них не денешься...
Полный текст рецензии здесь:
www.dniprolit.org.ua/archives/4375

Поделиться в Facebook взять код для блога
13/24  = 37
Генри Лайон Олди Внук Персея. Сын хромого Алкея

С этой книгой читают:
 


Антон Лик
Жизнь решает всё
 


Антон Лик
Смерть ничего не решает
 


Генри Лайон Олди
Внук Персея. Мой дедушка - Истребитель