Сеть знакомств для любителей книг


Интернет реклама УБС
Художественные

Поделиться в Facebook Купить:
Купить в Украине
Шолом-Алейхем
Тевье-молочник

Шолом-Алейхем - псевдоним Шолома Рабиновича, еврейского писателя, одного из родоначальников литературы на языке идиш. Наибольшую популярность автору принесли два наиболее колоритных его героя - мелкий буржуа Менахем-Мендл и Тевье-молочник. Шолом-Алейхем - веселый рассказчик и грустный мыслитель. Менахем-Мендл мечтает разбогатеть, найти свое место в мире спекуляции и наживы, но все его фантастические проекты лопаются, как мыльные пузыри. Тевье - мудрый и сильный человек, ироничный и справедливый. Персонажи повестей, пьес и новелл Шолома-Алейхема позволяют читателям стать свидетелями их жизни, в которой так тесно переплетаются смех и слезы. Смешные, грустные, бесконечно мудрые рассказы о непростой жизни еврейского молочника Тевье - одного из самых ярких и любимых персонажей в еврейской литературе - облетели весь мир, повсюду покоряя сердца читателей. Произведение переводилось на многие языки, неоднократно экранизировалось и ставилось в театрах
< Вернуться к рецензии

Шолом-Алейхем : Тевье-молочник

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
Безымянный пользователь интернета
Книга "Тевье-молочник" больше всех других произведений Шолом-Алейхема изобилует цитатами из “священного писания”, молитв и др., но это не потому, что Тевье является типом начетника, а потому что через своего Тевье Шолом-Алейхем высмеивает, развенчивает начетников и начетничество.
В еврейском оригинале все эти цитаты Тевье произносит на древнееврейском языке оригиналов библии, талмуда или молитв и переводит их на еврейский язык (идиш) по-своему, то есть искажая их прямой смысл, не потому, что он не понимает их действительное значение, а потому, что этим он хочет показать несоответствие между "священным писанием" и действительной жизнью.
В сущности, этот очень интересный, хотя несколько корявый и не вполне грамотный текст полувековой давности сегодня уже сам нуждается в комментарии, например — в объяснении того, что слово «начетник», стоящее недалеко от слова «талмуд», в 1959 году с неизбежностью наводило на мысль о знаменитой сталинской цитате про «начетчиков и талмудистов». И все-таки самая интересная фраза здесь последняя — фраза о странном «это», которое «понятно из контекста». Понятно здесь только одно: «это» содержит и весь юмор Шолом-Алейхема, и всю соль еврейской культуры, которая именно что заключена в ежеминутном столкновении библейского текста с местечковой реальностью. И это «это» совершенно непонятно и требует развернутого филологического комментария.
Еврейская литература (и «Тевье» тому лучший пример) была «постмодернистской» до всякого постмодернизма. Умное и подробное обсуждение этих сталкивающихся смыслов, порожденных макаронической природой идиша, могло бы сделать классическую книгу подлинно современной, вернуть к ней читательский интерес. Но если такие высокие и сложные игры с традиционным еврейским многоязычием и пятьдесят лет тому назад были не всякому по плечу, то простой религиозно-бытовой и исторический контекст был все-таки очевиден массовому еврейскому читателю. В крайнем случае, тогда еще можно было проконсультироваться у своей бабушки. Грубо говоря: приличных комментариев не было, но были бабушки. А сейчас — ни того, ни другого.
Современный русский читатель — неважно кто он, еврей или неееврей, — не в состоянии прочесть, то есть прочесть и понять, те самые, изданные к столетию, а затем без конца переиздававшиеся канонические русские версии текстов Шолом-Алейхема. Сегодня уже не только сам их автор, но и его переводчики принадлежат к миру, которого больше нет, более того — к миру, от которого в массовом сознании не осталось «ни памяти, ни имени». Нееврейский читатель и не обязан разбираться в еврейских этнокультурных реалиях.

Отзыв Валерий Дымшиц narodknigi.ru/authors/valery_dymshits/взят из narodknigi.ru/journals/79/tretiy_yubiley/

Поделиться в Facebook взять код для блога
12/20  = 32
Шолом-Алейхем Тевье-молочник

С этой книгой читают:
 


Игорь Манн
Арифметика маркетинга для первых лиц
 


Мортимер Адлер
Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений.
 


Марина и Сергей Дяченко
Vita Nostra
 


Серхио Займан
Конец маркетинга, каким мы его знаем
 


Элияху Голдратт, Айлан Эшколи, Джо Браунлир
Я так и знал! Теория ограничений для розничной торговли