Сеть знакомств для любителей книг


Книжная Баннерная Сеть

Список новых рецензий


 11..20 21..30 31..40 Ctrl ← 41..50 Ctrl → 51..60 61..70 71..80 
Andriy Mariyko
   Стивен Кинг Противостояние (полное издание без сокращений)   
Отличный роман в жанре постапокалипсиса с элементами фантастики, фэнтези и ужасов. Это 2-я моя книга Кинга. Мне понравилась.
Сюжет завораживает с первых же страниц. Люблю когда авторы в своих произведениях поднимают и описывают сразу несколько важный тем или проблем.
В этой книге есть интрига, боль, страдания, переживания, настоящая дружба и верная любовь.
Рекомендую.

Павел Ткаченко
   Александр Андерсон Элизиум. Аликс и монеты   
За странной фантасмагорией в духе "Волшебника страны Оз" и "Алисы в стране чудес" скрывается очень умная книга. Правда, чтобы это понять, нужно следить не столько за самими сюжетными перипетиями (в коих легко заблудиться, благо, слово "бред" всплывает в уме практически после каждого сюжетного поворота), сколько за мотивами и причинами тех или иных поступков как главной героини - девочки Аликс, отправившейся на поиски своей семьи со странной личностью в маске, так и этой самой личности.

Не рискуя заспойлерить, скажу, что лгунов в этой истории существенно больше, чем кажется поначалу, что очень многое оказывается не тем, чем кажется на первый взгляд, и что история на последних паре десятков страниц переворачивается с ног на голову, становится очень мудрой притчей, ради которой стоит потерпеть некоторые неудобства в виде пробирания сквозь нагромождение нелепиц на протяжении 300 страниц крупным шрифтом.

Ах, и да, оформлена книга великолепно, в стиле "Часодеев" и "Зерцалии", изданных тем же издательством.

Павел Ткаченко
   Сульберґ А. Аудгільд Привиди проти суперкрутих   
Третя книга із серії про дванадцятирічних норвезьких школярів, умовно розділених на два табори - суперкрутих та потвор.

Минуло декілька місяців після Геловвіну з попередньої книги "Суперкруті догралися" (book.ua/book/2793?from_review=3905)), і клас головних героїв їде на декілька днів в заміський готель, в якому, як видно з назви, живуть привиди.

Що саме за привиди, як вони там опинились, які таємниці стоять і за подіями сторічної давнини, і за сьогоднішніми - із всім цим прийдеться розібратись героям, паралельно встановлюючи відносини між таборами, вишукуючи в собі сили для прощення ворогів, розбираючись в своїх мотивах, і, як належить підліткам, турбуючись про свою зовнішність, про те, як тебе сприймають сторонні, ну, і шукаючи своє кохання і справу життя.

СПОЙЛЕР: книга не настільки інтровертизована, як перша, де головна героїня багато копалася в собі, я мало діяла. В ції є детективний сюжет, пригоди, емоції за межами стандартного норвезького покер-фейса.

Зрозуміло, певна кількість туалетного або нижчепоясного гумору нікуди не ділася. Але, наскільки я знаю по своїм дітям, вони це люблять більше, ніж інтеллектуальні англійські жарти.

В цілому дуже багатообіцяюча книга з серії, де є (вже майже рік) як мінімум ще одна книга.

Andriy Mariyko
   Братья Стругацкие Понедельник начинается в субботу   
Книга меня достаточно повеселила. В данной повести авторы сделали суперовый микс фантастики, юмора и сказки. Оказывается братья Стругацкие были не только прекрасными фантастами, но и авторами с бурным воображением и отменным юмором.

P.S. спасибо Алексею Мась за рекомендацию прочесть данную повесть.

Павел Ткаченко
   Брайан Кристиан, Том Гриффитс Алгоритмы для жизни. Простые способы принимать верные решения   
Из названия книги можно предположить, что она находится на стыке математики, информатики и реальности. Так ли это?

Разумеется, если не вникать в книгу глубоко, то можно из первых нескольких глав почерпнуть некие стратегии (или способы размышления над проблемами) сортировки носков, поиска парковочного места, игры в азартные игры, и даже выбора оптимального спутника жизни. Но всем этим книга не ограничивается, равно как не для этого она была написана. Что же там, глубже?

Самое главное - книга посвящена не столько стратегиям совершения каких-то физических действий, сколько стратегиям мыслительным - способам размышления и принятия решения с тем, чтобы минимизировать повторяющиеся и сложные мыслительные операции, с которыми, как показывает весь человеческий опыт, люди справляются недостаточно хорошо.

Первое, что меня «зацепило» - это теория минимизации сожалений, как стратегия, ведущая по жизни основателя Amazon Джеффа Безоса. Согласитесь, когда ищешь «за» и «против» того или иного решения, доверять мнению человека, самостоятельно заработавшего миллиарды, как минимум имеет смысл.

Важная мысль, связанная с этим – что сожаления мы не устраняем полностью, а лишь минимизируем. Это приводит читателя к фундаментальному выводу: мир несовершенен, и идеальных стратегий (в философском значении слова «идеал») может не существовать. Поэтому наш выбор ограничен стратегиями ДОСТАТОЧНО хорошими, в сравнении с другими, доступными нам.

Тут впору приходится определение нерешаемых задач математиками. Они считают задачу решаемой, если чисто теоретически существуют и необходимые данные, и способы решения. Практически же, благодаря множественности вводных и растущей в геометрической прогрессии многовариантности, многие задачи или нерешаемы в пределах доступного нам промежутка жизни Вселенной, или практическая ценность добытого с таким трудом идеального решения равна нулю (ибо хороша ложка к обеду). Поэтому грань между решаемостью и нерешаемостью с практической точки зрения проходит по возможности относительно быстрыми способами найти алгоритм для выработки решения, ДОСТАТОЧНО приближенного к идеалу, чтобы быть использованным, но затраты на поиск которого сопоставимы с выгодами (или рисками) от такого решения.

Авторы акцентируют что такие компромиссы не уводят нас от понятия рациональность в классическом научном значении, но наоборот – делают нас рациональными людьми (в чисто бытовом значении).

Эта идея может стать краеугольным камнем для размышлений на многие темы, как бытовые, так и из профессиональной жизни, и одно это стоит пяти вечеров в попытках почерпнуть хоть что-то из этой, безусловно, умной книги.

Вообще, если говорить о сложности, то книга хоть и не пестрит математикой в чистом виде (ни формул, ни пояснения концепций и способов к ним прийти), тем не менее – не легкая прогулка по цветущему полю. Видимо, тема такая, что говорить о ней простым языком не получается. А может, это особенность авторского языка… Как бы то ни было, книга не простая, и нужна определенная мотивация, чтобы почерпнуть из нее что-то, помимо стратегий сортировки носков.

И еще. Часть решений, с которыми сталкивается человек, сводится к «эксплуатировать известное или исследовать неизведанное». Возможность увидеть это за многими дилеммами каждодневной жизни – еще одна заслуга этой книги. И стратегии работы с такими дилеммами, сугубо индивидуальные, вырабатываются (или осознаются) проще после структурирования всего нагромождения мыслей, которое происходит во время чтения. Неплохое достижение, как по мне.

И главный вывод. Весь современный мир с его историями успеха построен вокруг результатов. Измеримые и видимые результаты – отличный критерий признать что-то успешным или неудавшимся. Однако, такая стратегия неминуемо ведет к возрастанию совокупного стресса, неудовлетворенности и несчастья в мире. Почему? Потому, что человек способен контролировать не результат, а только процесс. То, ЧТО он делает, и КАК он это делает. А значит, чтобы выстроить цепочку взаимосвязей между контролируемыми действиями и ожидаемыми (но не гарантированными) результатами, нужны некие правила осуществления процессов, т.е. алгоритмы. В том числе описанные в этой книге.

Sofiya Svetlichnaya
   Эдвард де Боно “ГЕНИАЛЬНО! Инструменты решения креативных задач”   
Классики бывают разными. Со своим непревзойдённым стилем. Убранством образов. Каймой временных отрезков. Классики за “выслугу” лет и по словам преданного читателя. А еще по сферам/направлениям/видам деятельности. Там, где равных им сложно найти.

В мире менеджмента легендарная личность — Питер Друкер. Систематизатором маркетинговых “махинаций” считают Филипа Котлера. За ширмой рекламного дела скрывается Дэвид Огилви. И наконец, человек, вытягивающий из нас ТВОРЧЕСТВО в виде креативных идей – Эдвард де Боно. Первооткрыватель. Потрясающий. Знающий. Умеющий.

Я люблю умные книги. С четкой структурой. Когда автор отвечает на вопрос, который едва ли успел созреть в твоей голове :) Люблю полезные книги. Когда можно применять методики немедленно. Где идеи рождаются не в муках, а с пониманием, в чём суть да дело. Люблю главные книги. Которые займут почетное место в рекомендациях/обсуждениях/возвращении.

“Гениально” вписывается во все критерии и даже больше. Автор говорит о латеральном мышлении. Каждая мысль может быть творческой. Только нужно задать ритмичную мелодию для её появления. С помощью концепций, приёмов и широких жестов.

Валерій Пекар
   Томаш Седлачек Економіка добра і зла. Слідами людських пошуків: від Гільгамеша до фінансової кризи   
Люди завжди пояснювали собі світ, розповідаючи один одному історії. Спочатку вони називалися міфами, легендами, потім священними книгами, потім науковими теоріями. Історія людства — це історія таких наративів, які й досі правлять нами, навіть коли ми цього не помічаємо. Навіть коли ви бачите купу формул і таблиць, за цим у глибині криється певний міф, наратив.

Ця книга унікальна — так про економіку ще ніхто не писав. Чеський автор, колишній радник з економіки Вацлава Гавела, працював над нею півжиття. Історія економічної думки постає у розгортанні наративів, починаючи із шумерського епосу про Гільгамеша та єврейської Тори і далі, до Платона та Аристотеля, стоїків та епікурейців, вчення Ісуса та Святого Павла, Блаженного Августина і Фоми Аквинського, і аж до спалюваних на площах байок про бджіл Бернарда де Мандевіля та незаслужено перекрученої спадщини Адама Сміта, "коваля економіки".

Читаючи старі тексти, ми пересвідчуємося, що новітня економічна думка оперує такими саме міфами, тобто аксіоматичними наративами, що лежать в основі подальших розрахунків й описують світ, дуже далекий від реалій, які можна побачити на вулиці.

Дуже корисно подивитися на економіку з точки зору філософії, історії, антропології, культури, психології. І ми побачимо, як тисячолітні міфи керують нашими уявленнями про сьогодення.

Алексей Мась
   Джеймс Гильберт Самые неудачные самолеты мира   
Это очень романтическая книга про технический прогресс. Каждый из 21-самолета (на самом деле больше) стал знаменитым. Иногда размером, иногда скоростью, иногда чудаковатостью. Но по сути это авиационные стартапы.

Лучшие книги пишут главные редакторы. А Гильберт был летчиком и журналистом и главредом журналов Flying и Pilot и летал лично на 130 типах самолетов.

Павел Ткаченко
   Марк Мэнсон Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо   
О чем книга? Как и все хорошие, она о поиске счастья. Максимально откровенный разговор о том, что будет, чего боимся, как пытаемся убегать, что из этого выходит, и что автор предлагает делать взамен.

Откровенный не в смысле максимальной концентрации слова "дерьмо" на квадратный сантиметр страницы. Откровенный в смысле минимального использования художественных средств языка с целью приукрасить реальность. Поэтому, если автор говорит о чем-то коричневатом и дурно пахнущем, то говорит, что получилось дерьмо, а не неудача или неурядица. Не знаю, как вам, а мне такой подход нравится: не приходится продираться в поисках смысла сквозь навороченные горы красивостей, не имеющих отношения к сути повествования.

Книга обманчива. Глядя на обложку и название (перевод не дословный), можно предположить историю типа: отбрось все неважное, забей на несущественное, занимайся только важным, и пусть весь мир подождет. Конечно, что-то в этом роде местами проступает сквозь авторскую канву (любой взрослый человек однажды должен принять факт, что внимание и время – величины конечные, и на все их не хватит, а раз так – нужно расставлять приоритеты). Но книга – не об этом.

Второй слой обманчивости – в самом значении пофигизма. Можно предположить, что автор предлагает пройтись по полям с граблями, не уделяя этому должного внимания. По своему опыту скажу – ходить по граблям, не обращая на этот факт внимания, физически сложно.

К тому же автор утверждает, что если вам на все пофиг, значит, вам на что-то не пофиг. Противоречие? Вся книга соткана из них. Автор предлагает найти счастье, не пытаясь, не ища, не убегая от неудач и отказов, не строя себе памятник при жизни, не отрицая страдания как основы жизни (здравствуй, дзен), не боясь быть неправым или неуверенным. И, на закуску, признав свою смертность и перестав подсознательно строить свой посмертный проект (очень интересная концепция, хотя, признаюсь, боялся того, КАК она будет изложена. Спойлер: все написано отлично, так что книгу можно использовать как ступеньку в принятии вашей собственной смертности, хотя Ирвин Ялом на этот поприще сделал и больше, если кого интересует мое мнение).

Что в итоге: книга, буквально готовая для разрыва на цитаты, о том, что жизнь – не поле незабудок, что в этом поле кто-то выгуливал собачек, и ваши находки чаще будут пахнуть не цветами. И ЭТО НОРМАЛЬНО. Ненормально ожидать другого, и на этих нереалистичных ожиданиях строить и свою жизненную стратегию, и свои отношения с миром и людьми, и, что самое важное – отношения с собой.

Вообще теме взаимоотношений с собой автор посвящает довольно много времени (по сути, такие книги – о поиске себя внутри себя). Понимание своих движущих механизмов – ценностей. Понимание, что есть истинные ценности, а что – ложные или вредные. Как их увидеть? Как понять, что скрывается за вашими ценностями? Как они вам мешают стать счастливее? Почему все так и что со всем этим … счастьем делать?

В сухом остатке: бессонная ночь, куча размышлений, отличный слог, книга ровно того объема, который нужен, не затянуто и не скомкано… Провокационное название. И устойчивое желание порекомендовать книгу всем в мире, кто ищет… Одна из самых оптимистичных книг о счастье, описанном с использованием слов "смерть" и "дерьмо".

Ruslan Zhmachenko
   Ярослав Гашек Похождения бравого солдата Швейка   
Отличная книга.
Очень яркие персонажи, каждый из героев - чистый алмаз. Давно не встречал такой концентрации объемных характеров в одной книге.
Юмор Швейка валит крупнокалиберной артиллерией с каждой страницы. Порой смешно аж до слез. Но не стоит расслабляться: автор часто заканчивает описание смешного эпизода коротким и жутким абзацем про ужасы Первой мировой войны. Такой себе контрастный душ.
Для меня стало неожиданностью, что роман не закончен. Последние строки автор надиктовал за несколько дней до смерти, но работу над четвертой частью книги не довел даже до середины. Очень жаль. Но недосказанность истории совсем не портит впечатление от книги.

 11..20 21..30 31..40 Ctrl ← 41..50 Ctrl → 51..60 61..70 71..80