Сеть знакомств для любителей книг


Книжная Баннерная Сеть

Список лучших рецензий


 3721..3730 3731..3740 3741..3750 Ctrl ← 3751..3760 Ctrl → 3761..3770 3771..3780 3781..3790 
   Эрика Леонард Джеймс На пятьдесят оттенков темнее Пятьдесят оттенков - 2   
БЛАГОДАРНОСТЬ

Я хочу выразить безграничную признательность Саре, Кей и Джаде. Спасибо за все, что вы для меня сделали.

Еще я выражаю ОГРОМНУЮ благодарность Кэтлин и Кристи за то, что они взяли на себя всю основную тяжесть работы с текстом.

Спасибо и тебе, Ниалл, моя любовь, мой муж и самый лучший друг (почти всегда).

И большой-пребольшой привет всем замечательным, удивительным женщинам всего мира, с которыми я с удовольствием общалась и кого я считаю теперь

моими подругами, в их числе Эйл, Алекс, Эми, Андреа, Анжела, Асусена, Бабе, Би, Белинда, Бетси, Бренди, Бритт, Кэролайн, Кэтрин, Доун, Гвен,

Хана, Джанет, Джен, Дженн, Джил, Кэти, Келли, Айз, Мэнди, Маргарет, Наталия, Николь, Нора, Ольга, Пам, Полина, Райна, Рейзи, Райан, Рут, Стеф,

Суси, Таша, Тейлор и Юна. А также всем талантливым, веселым и добрым женщинам (и мужчинам), с которыми я общалась онлайн.

Спасибо Моргану и Дженн за все, что касается отеля «Хитман».
И, наконец, спасибо Джанин, моему редактору. Ты краеугольный камень, на котором все зиждется. Вот и всё.

Пролог

Он возвращается. Мама лежит на диване, спит, или ей опять плохо.
Я прячусь на кухне под столом, прижимаюсь к стене, чтобы он меня не заметил. За-крываю лицо руками. Сквозь пальцы вижу маму, ее руку на грязном

зеленом пледе. Его ог-ромные ботинки с блестящими пряжками останавливаются напротив нее.
Он бьет маму ремнем. «Вставай! Вставай! Сука драная! Сука! Сука драная! Вставай, сука! Вставай! Вставай!..»
Мама всхлипывает. «Не надо. Пожалуйста, не надо!..» Мама не кричит. Мама сверну-лась в клубок и прячет лицо.
Я закрываю глаза и затыкаю уши. Тишина. Открываю глаза.
Он поворачивается и топает на кухню. С ремнем в руке. Ищет меня.
Наклоняется и заглядывает под стол. Мне в нос ударяет отвратительная вонь, смесь сигарет и виски. «Вот ты где, гаденыш time-kino.ru/load/vestern/vyzhivshij_the_revenant/3-1-0-3 …»

Он просыпается от леденящего кровь завывания. Господи! Он весь в поту, сердце бе-шено колотится. Что за черт? Он резко садится и трясет головой.

Дьявол, они вернулись… Выл он сам. Он делает глубокий вдох, потом медленный выдох, пытаясь успокоиться, вы-бросить из ноздрей и из памяти запах

дешевого бурбона и вонючих сигарет « time-kino.ru/load/vestern/vyzhivshij_the_revenant/3-1-0-3 ».

Глава 1

Я кое-как пережила Третий-день-без-Кристиана и свой первый рабочий день. Но все-таки сумела немного отвлечься. Мелькали новые лица, я старалась

вникнуть в работу. А тут еще мой новый босс, мистер Джек Хайд… Вот он подходит к моему столу, улыбается, в го-лубых глазах сверкают искорки.
– Молодец, Ана. Думаю, мы с тобой прекрасно сработаемся.
Не без некоторого усилия я растягиваю губы в подобии улыбки.
– Я пойду, если вы не возражаете.
– Конечно, иди, уже полшестого. До завтра.
– До свидания, Джек.
– До свидания, Ана.
Беру сумку, натягиваю куртку и иду к двери. Оказавшись на улице Сиэтла, вздыхаю полной грудью. Но воздух раннего вечера все равно не заполняет

пустоту в моей грудной клетке, тот вакуум, который я ощущала с субботнего утра, болезненное напоминание о моей потере. Понуро плетусь к

автобусной остановке и размышляю, как же мне теперь жить без моей любимой старушки-«Ванды»… или без «Ауди».
Я тут же одергиваю себя. Нет. Не думай о нем! Да, конечно, я могу теперь позволить себе тачку – красивую, новую тачку. Пожалуй, он заплатил мне

слишком щедро… После этой мысли во рту становится горько, но я предпочитаю этого не замечать.

Ольга
   Іван Корсак Запізніле кохання Миклухо-Маклая   
Любов, що віку не питає
Що ми знаємо про Миколу Миклухо-Маклая? Так, шкільна програма каже, що він був видатним мандрівником, який неабияк прислужився науці, зробивши низку відкриттів. «Выдающийся русский путешественник», – стверджують російські джерела. І мало хто знає, що походить великий вчений із славного козацького роду Миклух, що подвійне прізвище – Миклухо-Маклай – взяв собі, аби втекти від ув’язнення за кордон.
«Багато нашого по чужих хатах позалежувалось, що не всяке вже й пізнає, чиє воно спершу було. Багато позабирали в нас усякого добра сусіде, багато і самі наші предки по чужих людях порозносили… А воно Бог зна коли було наше «непрошене й не дане», тільки що не було в нас на Вкраїні захисту все те ховати», – написав свого часу Пантелеймон Куліш. Ці слова читаємо в анотації до нового роману Івана Корсака.
«Запізніле кохання Миклухо-Маклая» – саме так охрестив своє нове творіння автор. Втім у романі ви не знайдете такого собі ширпотребного «мила» про кохання-зітхання. Бо з перших сторінок затамувавши подих стежитимете за перипетіями й карколомними пригодами, що випали на долю Миклухо-Маклая. І почнете переживати вже тоді, коли майбутній першовідкривач далеких заокеанських островів стоятиме на кордоні, молячись, щоби не викрилася оборудка із документами, які виготовити допоміг нащадок останнього гетьмана Розумовського граф Олексій Толстой… Ви співчуватимете його матері Катерині Семенівні, яка мусила відпустити одного з синів у далекі світи. А потім з подивом спостерігатимете, як молодий Микола, уперше потрапивши в дім під червоними ліхтарями, до ранку пробалакає зі жрицею кохання про життя, а не втамовуватиме, як усі, хіть. І усміхатиметеся, коли дізнаєтеся, що листувався із панянками Миклухо-Маклай не заради потіхи чи в пошуках вічного кохання, а щоб… повправлятися в німецькій мові й виробити стиль.
Було у житті Миколи Миклухо-Маклая почуття, що змушувало шалено бігти кров по жилах. Він закохався у хвору дівчинку, коли асистував як лікар. «Нараз подих у нього перехопило, як вперше торкнулась вона вустами невмілими, так дух перехоплювало, коли батько на гойдалці розгойдав якось щомоці – і небо стало таким близьким, і повітря хмільним, аж у грудях поколювало, і щем неймовірної втіхи тіло у холод кидав…» – описує автор те почуття, що вразило серце молодого науковця. Втім це кохання не стало вічним і назавжди – Ангела незабаром померла. А Миклухо-Маклай з головою пірнув у науку.
Звісно, він не був аскетом. Траплялися у житті Миколи Миколайовича жінки, з якими не раз забувався у вирі пристрасті: емоційно, але з притаманною йому делікатністю та інтелігентністю описує Іван Корсак стосунки мандрівника з жінками. «Він просто залишив проведені з Еммою дні назавше у пам’яті, такі прекрасні сторінки свого життя, під таким чарівним небом і сонцем країни чарівної Чилі», – пише про одну з коханок мандрівника автор. «Вже на папір лягли візерунки з плечей і грудей, а як до пояса він дійшов, зізнається щоденникові Маклай, то Макане без вагань якихось чи церемоній сама опустила свою спідницю із бахроми нижче колін… Їхні руки зімкнулись, як змикаються верховіття дерев у джунглях, почався нестримний танок, диковинні квіти на животі й грудях у неї розцвіли усі заразом – то був танок двох тіл різного кольору, але схожої пристрасті…» – описує стосунки Маклая з темношкірою дівчиною. А папуаска Бунгарая своїм пружним чорним тілом виганяла з тіла Маклаєвого лихоманку…
Справжнім викликом для мандрівника й науковця стане спілкування з Кетті Шеффер: «Він зі щирою шаною ставився до Кетті Шеффер, зовсім молодої доньки керівника Бюйтензорського ботанічного саду, …і водночас дискутував із нею, немов з ровесником». «Мила дівчина, розумне дівчисько. Але, як на Маклая, бракувало їй чогось притягального, саме жіночого: гарна квітка, але …паперова», – зауважує автор.
Втім основну увагу Іван Корсак все ж зосереджує саме на діяльності та подорожах науковця, а також – на всіх негараздах, що випали на долю Миклухо-Маклая: це і труднощі у спілкуванні з Географічним товариством, і поневіряння морями-океанами, і небезпеки, що чигали на кожному кроці, і підступні тропічні недуги, що підривали здоров’я. гортаючи сторінку за сторінкою, читач по-справжньому усвідомлює, який колосальний вклад у розвиток науки, не лишень географічної, а й антропологічної вніс Миклухо-Маклай. Бо завше жив у пошуках істини та в ім’я справедливості. Папуаси ж називали його людиною з Місяця й поклонялися, немов божеству.
«Пошуки істини завжди своєчасні, а тому й не марні. Вони можуть не збігатися з інтересами окремої держави чи окремого уряду, але я не служу тому чи тому уряду, тій чи тій державі, я служу людству, при тім числі, зрозуміло, і своїй землі», – скаже Маклай свого часу імператорові Олександру ІІІ.
…Справжнє почуття виникло між Миколою Миколайовичем і молоденькою вдовицею Маргарет Робертсон, донькою прем’єра провінції Новий Уельс. «Навіть словом обоє не перемовилися, різні віком і життєвою долею, але щось таки відбулося між ними, щось сталося, невидиме на колір, невідчутне на звук; воно змайнуло між ними раптовою іскрою і, видається, змінило обох», – інтригує автор. Саме Маргарет стала тією єдиною, яка змусила затятого тридцятивосьмилітнього холостяка домагатися її руки. Бо ж серце віддала сама… Хоча на шлюб православного і протестантки довгенько доведеться чекати царського благословення. Вона не злякається їхати з ним у сирий Петербург. Вона народить йому двох синів. Вона бігатиме до нього в лікарню, коли смертельно хворий Маклай прощатиметься із життям. І тільки своєму щоденникові виливатиме Маргарет увесь відчай, що шматуватиме їй душу. «None but death can separate us» – «Ніщо, крім смерті, нас не розлучить» – так звучала їхня шлюбна клятва. І вони обоє були вірні їй до кінця. Особливу цінність складають уривки зі щоденникових записів Маргарет, опубліковані наприкінці роману, завдяки яким читач повною мірою може осягнути усю палітру тих почуттів, що вирували у душі жінки, яка вже не могла відвоювати у смерті коханого чоловіка…
Насамкінець варто сказати, що «Запізніле кохання Миклухо-Маклая» – роман, що можна вважати віховим у нашому сприйнятті видатного науковця. І в кожного, кому пощастить прочитати новий твір, вже не повернеться язик сказати, що Миклухо-Маклай – «выдающийся руський путешественник».
Оксана ГОЛОВІЙ



OlyaTrn
   Христя Слободян Диво-пристрої для щойно-мам   
Книжка “Диво-пристрої для щойно-мам” мне понравилась с самого начала, когда я пролистала пару страничек в магазине. Если бы она была у меня сразу, с рождения Макса, мне бы удалось сохранить много нервных клеток.
Эта книга - как разгорор с подругой, которая не поучает, а делится своим опытом и просто поддерживает.

Успокаивает, когда переживаешь за своего ребенка, подбардвает, когда зашиваешься на кухне и ненавидишь свое отражение в зеркале, когда голова идет кругом от однообразных дней. Напоминает о счастье, которое недавно появилось доме и помогает не пропустить самые сладкие моменты.

Вот на 100% книга-подруга. То что нужно - и для свежеиспеченных мам, и для мам повзрослевших деток. Книга состоит их коротких ситуаций-советов, которые заканчиваются моралью. И конечно юмор, читая книгу не раз посмеялась, и над собой в том числе, всоминая свои проколы или страшилки.
Всем мамочкам рекомендую и отличная идея для подарка!
А еще у автора Христи Слободян есть творческий блог "Мої жовті окуляри", с которого и началась єта книга.

Євген Довгополий
   Рэй Бредбери "Вино из одуванчиков"   
Лето… Бабушкина деревня… Рыбалка на рассвете… Багровый закат на лугу, отражающийся в водной тиши… Мелко порезанная клубника и немножко сахара… Летние грозы с молнией, как в голливудском экшне… Огромный сад с вкуснейшими вишнями, крыжовником, смородиной, яблоками, грушами и уже упомянутой клубникой… Футбол по спустившейся на вечерний луг росе… Запах свежескошенной травы... Пешие прогулки в «неизведанные дали»… Рассказы перед сном о мамином и бабушкином детстве… А мы еще и сами совсем дети. И впереди у нас вся жизнь!

Нет, это не сюжет книги «Вино из одуванчиков». Это мои воспоминания, которые вызвала эта по-летнему душевная и теплая история. «Вино из одуванчиков» - это то, что прошло и уже не повторится, но при этом останется в памяти навсегда. Книга-память, книга-эмоции, книга-ностальгия... Она о тех временах, когда самые смелые и наивные мечты казались вполне реальными и осуществимыми.

Лето ребенка - это время, когда все кажется совсем не таким, как во взрослой жизни: совсем другие закаты и рассветы; другой вкус у еды, которую мы кушаем, и у воды, которую пьем; по-иному воспринимается дружба и расставание с другом; совсем иной воздух, который мы вдыхаем в легкие; и даже новые теннисные кеды носятся совсем по-другому.

Окунитесь в мир двенадцатилетнего Дугласа и десятилетнего Тома Сполдингов и проведите вместе с ним три незабываемых летних месяца.

Ruslan Zhmachenko
   Чарлз Дахигг Сила привычки. Почему мы живем и работаем именно так, а не иначе   
Книга оставила двоякое впечатление.
С одной стороны, книга очень полезная и практичная, с другой - слишком затянутая и длинная, много "воды". Главы о социальных и общественных привычках я слабо понял.
Смысл книги помещается в нескольких предложениях о том, как работают наши привычки:
1. Возникает ЗНАК (скука)
2. Мы делаем ПРИВЫЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ (едим сладкое)
3. Мы получаем НАГРАДУ (нам вкусно).
Это называется петлей привычки. Петлей привычки руководит СТРАСТНОЕ ЖЕЛАНИЕ. По мнению автора, знак и награда не меняются со временем, и изменить их нельзя. Можно поменять только привычное действие, а знаки и награды можно только немного трансформировать.
Алгоритм работы с привычками заключается в экспериментах со знаками, привычными действиями и наградами, а также в осознании страстного желания, что очень непросто. Или же второй путь: замена одной петли привычки на другую, более желаемую.
Самая ценная часть книги - концовка, где и расписаны советы как работать с привычками.

Татьяна Верба
   Роберт Слейтер Публичности много не бывает   
Жизнь и популярность Дональда Трампа: взгляд изнутри.
Шоу «Кандидат» превратило Дональда Трампа из знаменитости в настоящую легенду. Он – тот самый миллиардер, которого узнает каждый, тот, чье имя является всемирно известным брендом. Однако, несмотря на все количество израсходованных на него чернил, никто еще не смог осветить жизнь этого человека со всех сторон. Что же особенного в данной книге? Ну, много ли вы знаете книг - авторам которых угрожал судебный иск ещё ДО написания самой книги? А ведь это могло произойти с Робертом. Правда, позже, Трамп дал ему "добро", более того позволив ему присутствовать практически на всех мероприятиях своей жизни. Именно это и позволило Слейтеру представить Трампа таким - каков он есть на самом деле.

Andriy Mariyko
   Язык небес Стив Берри   
Крушение засекреченной субмарины, зашифрованная информация, тайна гробницы императора Карла Великого, загадка Антарктиды, интриги высшего руководства, деятельность Аненербе, опасные приключения и множество исторических фактов. Как все это связано? Ответ вы найдете в увлекательном детективе Стива Берри "Язык небес".

Andriy Mariyko
   Дмитрий Глуховский Метро 2033   
Мистика, ужасы, фантастика, философия – все это есть в постапокалиптическом романе Дмитрия Глуховского "Метро 2033".

В книге описывается жизнь людей после ядерной войны. Почти все действие разворачиваются в метрополитене. На многих станциях люди оборудовали небольшие поселения, а на некоторых даже города, если их так можно назвать. На всех станциях, где есть ещё жизнь закрыты гермозатворы, лишь не многие выходят на поверхность.

Это роман не только про жизнь спасшихся людей после постапокалипсиса, данная книга гораздо больше, в ней очень много сильных образов. Человечество все время спорит, воюет, крутит интриги за вечную власть, за ресурсы, за выдуманные идеалы и божков. А как же доброта, гуманизм, правда и Свобода?!

Очень симпатичен главный герой романа Артем. В конце книги когда у Артёма происходит видение и он устанавливает связь с "черными", он узнаёт, что "чёрные" не собирались атаковать, наоборот они пытались выйти на контакт с людьми, но ракеты уже запущены...

(цитата из книги)
О чём они думали каждый день? Что их тревожило? Что вообще может тревожить людей, если им не приходится каждую секунду опасаться за свою жизнь и постоянно бороться за неё, пытаясь продлить её хотя бы на день?

Andriy Mariyko
   Дмитрий Глуховский Метро 2034   
"Метро 2034" это продолжение романа "Метро 2033". Действия, как и в первоисточнике, разворачиваются в московском метрополитене.

В интернете видел очень много далеко не позитивных отзывов об этой книге. Типа это уже другая книга, почему главные герои из первой книги стали какие-то странные, а новые не такие интересные, где приключения, где экшен и т.п.. Лично мне "Метро 2034" понравилась не меньше первой книги. Да она немного меньше в объеме, чем первая книга, да в ней меньше приключений, но книга не менее увлекательна, чем первая. Автор снова поднимает множество актуальных проблем, а образы новых героев (Гомер, Саша и Леонид) только усиливают общее впечатление.

(цитата из книги)
Хочу, чтобы люди меня запомнили. И меня, и тех, кто был мне дорог. Чтобы знали, каким был мир, который я любил. Чтобы услышали самое важное из того, что я узнал и понял. Чтобы моя жизнь была не зря. Чтобы что-то после меня осталось.

Ruslan Zhmachenko
   Крис Хэдфилд Руководство астронавта по жизни на Земле   
Почти каждый мальчик в детстве мечтал стать космонавтом. У Криса Хэдфилда эта мечта сбылась.
Очень хорошая книга, "маст рид" для всех, кто интересуется космосом или жизнью.
Зачем Шаттл поворачивается пузом к солнцу перед посадкой? Зачем на МКС просят пользоваться полотенцем? Какая ракета самая лучшая в мире? Как попасть в космос, если у твоей страны нет даже отряда астронавтов?
Название книги отлично передает основной посыл: опыт, приобретенный на орбите можно с пользой внедрять в обычной жизни. Читателя ждут безумно интересные рассказы о технической части космических полетов и глубокие размышления о жизни. О жизни человека, который с детства шел к одной цели, - летать в космос.

 3721..3730 3731..3740 3741..3750 Ctrl ← 3751..3760 Ctrl → 3761..3770 3771..3780 3781..3790