Сеть знакомств для любителей книг



Павел Ткаченко
Странствующий философ
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги

Читают то же, что и вы:
 
Алексей Мась

 
Sofiya Svetlichnaya

 
Алексей Соколов





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена


Друзья:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Денис Иващенко
Денис Иващенко

друзей: 2 (смотреть)

Также в друзьях у:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Дмитрий Лаппо
Дмитрий Лаппо
 
Денис Иващенко
Денис Иващенко
 
Sofiya Svetlichnaya
Sofiya Svetlichnaya

Павел Ткаченко

У пользователя нет сводных рецензий
лучшие рецензии : новые рецензии

Наука (17)Художественные (32)Программирование (1)
Философия, история (10)Бизнес (114)Детские книги (10)
Обучающие книги (27)Искусство (1)Книги о путешествиях (1)
Здоровье (3)

 201..210 211..220 221..230 Ctrl ← 231..240 Ctrl → 241..250 251..260 261..270 
Павел Ткаченко
Когда ты становишься родителем, тебе не выдают некий мануал, следуя которому, ты достигнешь успеха. Чем же приходится руководствоваться?

Первый вариант – как бог на душу положит. Он не отягощен осознанностью, вследствие чего и сам ребенок, и мотивы его присутствия в твоей жизни, и способы воспитания полностью случайны и часто непоследовательны.

Второй вариант – делай, как твои родители. Ролевая модель – способ чуть лучше, чем метод «пальцем в небо», ибо дает хоть какую-то надежду, что этот способ работает (вырастили же тебя твои родители?!) Увы, мир не стоит на месте, контекст меняется, набор и степень влияния различных факторов, помимо собственно родительских методов воспитания, также варьируются, так что о хоть какой-то корреляции между прилагаемыми воспитательными методами и ожидаемыми результатами говорить можно очень осторожно.

Третий вариант – самый сложный. Он напрямую связан с раздражающим многих словом «осознанность». Для начала нужно вырасти (уж как получится). Сбросить с себя остатки прошлых обид и ошибок. Осознать себя взрослым человеком, способным влиять на свою судьбу. Осознанно принимать решение о своем будущем: с кем (если вообще с кем-то) его прожить, заводить ли детей, когда и зачем, какая цель вашего родительства, и какие методы должны применяться, чтобы ваша цель была более-менее достижима.

Ведь что у нас получается? Стать родителем чисто физиологически – проще простого. Но вот что потом делать с собой, своей жизнью и жизнью того, кого ты привел в этот мир – огромный вопрос. Так и множится армия эмоционально незрелых и травмированных людей, внешне напоминающих взрослых. Затем эти «как бы взрослые» люди случайным образом образуют пары (и слова «стратегия» и «осознанность» никак не участвуют в этом процессе), и заводят детей. При этом мало того, что у каждого из пары свои представления и мотивы для родительства, так они еще и редко согласованы предварительно!

Хорошо, если такая «как бы семья» быстро и благополучно развалится ко всеобщей радости, и у ребенка будет хоть какое-то внутренне непротиворечивое воспитание. Хуже, если такая ситуация затягивается на десятилетия, ребенок растет в атмосфере «педагогической шизофрении», не знает, на чьи стандарты ориентироваться, какому богу молиться, и вообще – как жить. (Все отягощает влияние кучи более старших родственников, плюс периодическое использование ребенка в качестве орудия для влияния на противоборствующую сторону). Взращенные в подобных условиях дети затем становятся взрослыми, такими же травмированными и незрелыми, как и многие вокруг. И цикл замкнулся…

Что делать, чтобы переломить описанную выше ситуацию? Разумеется, родительство должно быть процессом осознанным, основанным на единообразно понимаемых всеми принципах, на единых целях и разделяемых методах и инструментах. И в рамках этого осознанного подхода данная книга предлагает родителям обратить внимание на так называемое «лингвистическое программирование» родителями своих детей.

Где оно проявляется? В отношении детей к успеху. И к неудаче. К деньгам. К противоположному полу. К выбору занятия в жизни. В том, какими путями и насколько настойчиво ребенок идет к цели, и каковы эти цели. На очень и очень многие вещи родители неосознанно влияют буквально случайно брошенными фразами родом из их собственного детства.

В книге рассмотрены как теоретические основы явления, приведены примеры из собственной практики авторов – педагогов со стажем, сквозь все повествование проходит притча о двух юношах, имеющих много общего в настоящем и прошлом, но таких разных, если посмотреть на то, счастливы ли они. Кроме того, вторая часть книги, по сути, это словарь, где приведены некие ошибочные фразы, растолковано их влияние на ребенка, и предложены альтернативные варианты поведения взрослых с тем, чтобы ребенок рос гармоничным и счастливым.

Одно, что осталось для меня непонятным по итогам прочтения: ну ОК, вот я стал таким осознанным и просветленным родителем. Но как мне оградить ребенка от влияния травмированной "советской школы", других взрослых, не тратящих субботние вечера на чтение книг о воспитании детей, та также детей, воспитываемых в атмосфере, отличной от атмосферы в соей семье? Безмолвие было мне ответом...

Но в целом, книга – клад и методическое пособие для осознанных родителей.

Роберта Кавалло, Антонио Панарезе Не программируйте ребенка. Как все что мы говорим и делаем, влияет на судьбу наших детей
Павел Ткаченко
Книга рассказывает о достаточно редком (я вообще не встречал) явлении, когда компания сделала получение радости от работы одним из своих фундаментальных принципов, наряду с социальной ответственностью и экономической эффективностью.

Звучит в духе современных полу-волонтерских команд, на энтузиазме двигающих что-то не очень монетизируемое? А вот и нет!

Во-первых, это большая компания. Огромная просто. В ее описании присутствуют сотни миллионов, миллиарды, фондовый рынок, 1/6 стран – членов ООН в качестве места деятельности.

Во-вторых, события, описанные в книге, происходят не в эпоху гугла-фейсбука, а в течение 20 лет с начала восьмидесятых годов прошлого века!

В-третьих, отрасль деятельности компании – совсем не гламурная – энергетика. И не какая-то модная и экологическая «гелио-» или «ветро-», а самая обычная – от тепло- (на разных источниках, от угля до нефтяного кокса) до гидро-. Согласитесь, меньше ожидаешь встретить инновации в области радости от работы, разве что, на Челябинском тракторном заводе.

Рецепт?
1. Управление на основе ценностей. Причем ценности в данном случае не средство для достижения экономической эффективности, а сами – цель. Эффективность – побочный продукт.
2. Управление через консультации. Вышестоящие начальники принимают минимум решений. Большинство решений "опущено" как можно ниже по иерархии (а организация, не смотря на масштабы, плоская, всего 3-5 уровней управления), в места, где проблема близка и понятна.
3. Минимизированы различия между менеджментом и рабочими. Это проявляется и в системах оплаты труда, и в названиях должностей, и в полномочиях, и в степени участия в управлении предприятием, и даже в форме одежды.
4. Система оценки эффективности – коллегиальная и на основе само-оценки.
5. Подбор кадров – не акцентируется! Компания концентрируется на создании правильной среды, в которой, как предполагается, любой будет вести себя в соответствии с системой корпоративных ценностей!
6. Степень регламентации деятельности – низкая. Никаких должностных инструкций (разве что люди сами напишут, если им так удобнее), никаких жестких графиков работы для большинства, никаких процедур, политик или методик. Компания, по сути – большой самоорганизующийся и саморегулирующийся механизм, действующий на основании корпоративных ценностей.

Ложка дегтя? Имеется.
1. В современном мире, заточенном на прибыль, такие компании или не существуют, или не выживают. Эта просуществовала 20 лет, 10 из которых выстраивала описанную выше систему. Во время энергетического кризиса в США в начале 2000-х управление было централизовано, и компания стала обычным публичным энергетическим монстром.
2. Глупо верить, что несколько десятков тысяч человек можно научить искренне верить в свод этических правил. Конечно, когда все хорошо и внутреннего конфликта нет, мы все моральные, этичные и честные. Увы, при конфликте ценностей у каждого проявляется его истинное лицо. Это не хорошо и не плохо. Просто сложно быть идеалистом в этом мире, далеком от совершенства.
3. Делегирование множества вопросов, включая финансовые, на самый низ организации – благодатная почва для злоупотреблений. В книге об этом ни слова, но как житель неидеального корпоративного мира скажу, что финансовые злоупотребления не редки и в более зарегламентированных структурах.

И все-таки очень любопытно было прочесть про этот эксперимент длиной в 20 лет. Возможно, когда накопится критическая масса подобных экспериментов, существующая корпоративная среда изменится к лучшему. Но для этого нужно, чтобы «радость от работы» не была поводом для сарказма даже утром в понедельник :-).

Деннис Бакке Работа в радость. Бизнес-модель будущего
Павел Ткаченко
Книга только внешне напоминает детектив. На самом деле, загадка, которую предстоит разгадать читателю - ничто, по сравнению с той, другой, с которой сталкивается и читатель, и главные герои. Это - душа юга Франции, и его сердца - Марселя.

Очень неспешно (если можно так выразиться относительно книги на пару сотен страниц) перед нами раскрывается и мир вина, и Бордо с его непоколебимо-снобистскими шато, и Марсель с неоднозначной репутацией, своим характером, непонятным для человека "извне", и манящей глубиной, которая проявляется при более детальном погружении.

Разумеется, книга о вине. Вокруг вина. По причине вина. И о гастрономии. И о стиле жизни - уникальном, неспешном, празднующем саму жизнь и все ее радости - любовь, солнце, вино, еда, неспешность...

Однозначно оптимистичная книга для тех, кому не головокружительные детективные перипетии, а атмосферу и дольче-виту...

Питер Мейл Афера с вином
Павел Ткаченко
Книга из категории "помоги себе сам", т.е. не вскрывающая теоретические основы явления, а помогающая (призванная помогать) победить то или иное явление в жизни читателя, в данном случае - перфекционизм.

Основная проблема перфекционизма - крайности. Слишком завышенные ожидания, нереалистичные требования к себе и всему миру, жизнь в двух цветах - либо черном, либо белом, без промежутков. Перфекционист даже с перфекционизмом борется по-перфекционистски - т.е. полностью! Не допуская даже мысли, что у перфекционизма, как и у всего в этом мире, есть как минимум две грани, и что не стоит отказываться от всей настойчивости, упорства в достижении цели, обязательности, ответственности, чего там еще... Главное - не доводить до крайностей, не зацикливаться на этом, не превращать свою и чужую жизнь в кошмар и служебное явление по пути к цели. Нет, не так - к Цели!

Автор рассказывает о разных аспектах жизни перфекциониста, способах преодоления основных негативных его последствий, плюс куча историй о неких Джонах и Мерри, плюс упражнения, медитации (как без них?)... Если все это делать - вполне вероятно, вы или победите перфекционизм, или достигнете в нем небывалых, просто идеальных высот :-).

Элизабет Ломбардо Лучше совершенства. Как обуздать перфекционизм
Павел Ткаченко
Существует соблазн изучить такой глобальный вопрос, как история религии, по маленькой, карманного формата, книге. С одной стороны – объем книги способствует усвоению хоть каких-то знаний. С другой стороны, компактный формат диктует некую избирательность в подаче информации, а также особый способ изложения – догматический (без изложения альтернативных точек зрения и прочих «ненужных» дискуссий).

Говорить объективно о таком вопросе, как религия, крайне сложно: хочешь – не хочешь, а за утверждениями будут просматриваться «уши» убеждений говорящего. И в данном случае я имею ввиду не только мысли автора, изложенные в этой книге, но и свои собственные мировоззренческие взгляды, которые неминуемо задают тон данной рецензии.

А поскольку религиозные споры – самые кровопролитные за всю историю человечества, за исключением, разве что, споров о разделе имущества при разводе :-), то решение – читать или не читать эту книгу – никак нельзя основывать ни на моем, ни на каком-то другом мнении. Вопрос в том, интересен ли вам предмет в целом, размышляете ли вы о предназначении человека, о смысле жизни и месте и роли человека в этом смысле. Если ответ «да» - то эта книга, наряду с другими хорошим книгами, достойна вашего внимания.

Краткое изложение. Три лекции (в буквальном смысле, реальные лекции, прочитанные автором более 20 лет назад в Екатеринбурге).

Первая. Дописьменные времена. Мамонты, кости, захоронения, раскопки, имманентная религиозность, происхождение человека от обезьяны и поиск этой обезьяны. Бла-бла-бла.

Вторая. Письменная древность. Египет и Месопотамия. Колоссальные сооружения для единения с богом. Мегалитические культуры Западной Европы. Индия раз (Веды). Индия два (Упанишады). Индия три (Будда). Китай и прочий Дальний Восток (Конфуций, Дао, путь, отображение божественного в реальном мире). Любопытные акценты для систематизации мировоззрений трех частей тогдашней Азии.

Третья. Христос. Почему Он. Почему два в одном (и Бог, и человек). Почему первородный грех, и что значит познание Добра и Зла. Почему непорочное зачатие. Какие церковные таинства и почему. В чем ислам «не дорабатывает» до христианства. В чем колоссальная ошибка евреев.

Судя по динамике повествования, автор под словом христианство понимает именно православие, восточный канон (при этом вопросы разграничения христианских конфессий в книге не затрагиваются), и считает христианство истинным венцом развития мировоззренческих представлений человечества. Не критикуя такой подход (помним про авторские «уши» в вопросах религии), замечу, что этот факт – главный источник акцентов данной книги. Но книга написана настолько качественно, что если абстрагироваться от скрытой проповеди православия, то сложно не признать ее ценность и информативность.

Однако, в качестве первого и единственного источника информации по вопросам истории религии она, на мой субъективный взгляд, недостаточна. Лучше прочесть что-то типа «Истории бога» (book.ua/book/2400?from_review=3479) Карен Армстронг, затем пройтись по неавраамическим религиям, используя специализированные источники, и уже затем, в качестве легкого воскресного чтения, ознакомиться с этой книгой, которая где-то расставит акценты, где-то вызовет негодование (в зависимости от ваших собственных взглядов на религию), где-то породит в душе неудовлетворенность глубиной и полнотой охвата (а что вы ожидали от двухсотстраничного покет-бука?), и вызовет интерес к изучению более фундаментальных трудов по данному предмету.

И напоследок. Помним о первом и наиглавнейшем навыке в рамках критического мышления (для кого это словосочетание – не пустой звук): всегда отличаем факты от суждений. Эта книга, увы, грешит (надеюсь) невольными манипуляциями с этими понятиями, когда на базе суждения строится некое логическое построение, ложащееся в основу последующих выводов и обобщений. Но когнитивные искажения – предмет абсолютно другого исследования.

Андрей Зубов Лекции по истории религии
Павел Ткаченко
Если вы, как и я донедавна, считали, что вот воскрес Иисус, и началось триумфальное шествие христианства по городам и весям, то должен вас разочаровать. Вот буквально во второй половине дня сегодня авторитетная ученый-религиевед Карен Армстронг на примере некоего Павла (по неизвестным мне причинам считающегося святым) показала, какие «идеологические Содом и Гоморра» творились вокруг Средиземного моря в первом веке нашей эры.

Еще несколько часов назад я был уверен, что Павел – один из тех двенадцати, кто вкушал шашлык-машлык на тайной вечере, затем лично присутствовал на казни, ну и так далее. Жизнь (в лице Карен Армстронг) быстренько развеяла иллюзии. Оказалось, что Павел присоединился к последователям Христа несколько позднее, а его (первая) личная встреча с Христом происходила, как бы сегодня сказали, за закрытыми дверьми.

Но, как становится понятно из дальнейшего повествования, ценность представляет не сам факт этой встречи, а последующие действия Павла. Чем он был занят без малого тридцать лет, разделяющие смерть Христа и предполагаемую дату смерти Павла? Поскольку письменные источники двухтысячелетней давности, как минимум, фрагментированы, то о первой половине этого периода у наших современников представления, прямо скажем, не полные. Зато дальше… Павел, если по-современному, заключил с Петром и некоторыми другими «каноническими» апостолами (теми, что был среди двенадцати) соглашение о разделении территории дистрибуции учения. И если Петр сотоварищи проповедовал среди евреев, а значит, недалеко уходил от канонического иудаизма, то Павлу достались земли язычников, преимущественно в северном Средиземноморье. Таким образом, за 15 плюс-минус лет Павел своими литературными трудами и проповедованием умудрился адаптировать первоначально иудаистское учение к культурным и ментальным потребностям не-евреев. Таким образом, Павел сыграл существенную роль в становлении христианского учения в том виде, в котором мы его знаем сейчас.

Честно говоря, как человек далекий от христианства, я не знаком с конфликтом, положенным в основу данной книги. Ну вот не знаю, почему мы все так любим ненавидеть Павла. Мне он был знаком в основном по 12 июля, когда я имел неосторожность родиться несколько десятков лет назад (кто не в курсе, день святых Петра и Павла). Оказывается, Павла некоторые наши современники считают женоненавистником и чуть ли не фашистом, за некоторые высказывания, традиционно приписываемые ему. Карен Армстронг, в своем стиле излагая данную историю, детально изучает исторический и культурный контекст, в которых были произнесены (если были) спорные фразы, дает серьезный лингвистический и теологический анализ текстов, и таким образом помогает понять, что именно мог иметь ввиду Павел (или кто-то другой, писавший от его имени). И если сам конфликт Павла с феминистками меня волнует не очень, то любые аргументы на мельницу недостоверности буквального понимания Библии – бальзам на мою душу, измученную религиозным фундаментализмом некоторых членов моей семьи в моей ранней юности :-).

В целом книга достаточно нишевая, в отличие от других книг Карен Армстронг, освещающих достаточно масштабные вопросы истории религии. Но благодаря специфическому стилю изложения, отсутствию личных пристрастий автора в канве доказательств (по крайней мере, мне так показалось), глубоким знаниям предмета и умению доступно и читабельно излагать мысли, я получил удовольствие от самого процесса чтения. Разумеется, и понимание истоков христианства, причин идеологического конфликта между христианством и иудейством – тоже существенные причины прочесть данную книгу.

Карен Армстронг Святой Павел: Апостол, которого мы любим ненавидеть
Павел Ткаченко
У хорошей книги (понятие субъективное, знаю) помимо очевидной цели, всегда присутствует вероятность повлиять на судьбу автора, читателей или окружающий мир на первый взгляд неочевидным способом. (Плохой пример: сжигая нацистскую литературу, можно согреться долгими заполярными ночами, хотя то же самое можно сделать, сжигая не бумагу, а дерево, из которой оно было сделано…)

Надеюсь, пример, который выдало мое воспаленное сознание, достаточно ярко проиллюстрировал, что ко многим ситуациям нельзя относиться однозначно: всегда есть аргументы за и против, и мир не черно-белый, и многие пары противоположностей – на самом деле просто полюса длинного спектра.

Теперь о книге. Это, по сути, методическое пособие по серьезному общению с детьми. Родители должны заниматься воспитанием детей, готовить их к будущим вызовам взрослой жизни, да? (Уверен, не все разделяют эту точку зрения). Но что включает понятие «воспитывать», «готовить»? В разных обществах ответы на эти вопросы разные, как отличаются контексты, будущие вызовы, социальные ожидания от взрослого человека, и т.д. Но в любом случае какую-то идеологическую и морально-этическую платформу у вашего ребенка сформировать придется, либо осознанно вами, либо неосознаваемо неподконтрольными вам факторами: ровесниками, случайными «авторитетами», телевизионным и интернет-мусором. Мне кажется, управляемый и подконтрольный вам процесс нравственного воспитания ваших детей – часть того, на что вы сознательно пошли, решая завести детей.

Как родители могут влиять на нравственное развитие детей? Общение и примеры. Жизнь подбрасывает достаточно много возможностей обсудить практически любые сложные вопросы. Другое дело, что проблему наркотиков (например), часто обсуждают уже ПОСЛЕ того, как ребенок с ними познакомился прямо или опосредованно. Согласитесь, лучше о некоторых ситуациях знать и обсудить их еще ДО того, как реальность столкнет с ними лицом к лицу. Разумеется, есть и другие вопросы, не обсудив которые, можно вполне вырасти нравственным человеком (скажем, если бы мать Тереза ничего не знала об угнетении дельфинов в дельфинариях, вряд ли бы она стала хуже в глазах мировой общественности).

Так вот, эта книга – набор информационных поводов для беседы с детьми. В ней крайне мало информации как таковой, но много предложений подумать над ситуацией или ответить на группу вопросов (и они сформулированы так, чтобы рассмотреть ситуацию со всех сторон, но при этом не дают очевидного «правильного» ответа). 109 бесед, и темы самые разнообразные, от насилия во всех видах, пагубных пристрастий, секса и отношений, смерти, экологии, законов войны, неравенства, свободы слова, и заканчивая экзотическими генетическим программированием, бизнес-этикой и критическим мышлением (мое любимое :-) ).

И самое главное. Провести с ребенком беседу – полдела. Оставаться безучастным и невовлеченным при этом не получится. А значит, хочешь – не хочешь, придется сформулировать свое отношение к тому или иному вопросу. И вот тут я во время чтения не раз ловил себя на мысли, что далеко не по всем вопросам я сам достиг достаточной личностной зрелости, чтобы остаться честным перед самим собой. Например, я одинаково люблю живую природу (теоретически) и выдержанные стейки средней прожарки. И в подобных ситуациях сразу вспоминается анекдот про еврея на нудистском пляже (там, где «или трусы надень, или крестик сними» :-) ).

Есть вопросы (часто о смерти), которые я бы не смог обсудить со своей впечатлительной дочерью. А может, я сам к ним не готов. Но, как бы то ни было, жизнь рано или поздно задаст все вопросы, которые сочтет необходимым. Прятаться от них или готовиться к ним – ваш сознательный выбор. Тем, кто выбирает открыто встречать жизненные вопросы и помогать своим детям делать сознательный выбор, эта книга будет очень и очень полезной.

Майкл Паркер Разговоры с детьми на сложные темы
Павел Ткаченко
Что может побудить читателя, не-лингвиста по профессии, начать придумывать новые языки или интересоваться этим явлением? Зачем люди вообще этим занимались? Насколько были успешны в достижении этих своих целей? Каких побочных эффектов достигли? Примерно этот круг вопросов поставил перед собой автор этой книги, сам специалист-лингвист с достаточно узкой и «не-научной» специализацией в искусственных языках. И написал очень простую, и непростую одновременно книгу.

В чем ее простота? В том, что не обязательно быть дипломированным филологом, чтобы понять, что пытается донести до нас эта книга (и ее тираж в 3 тысячи экземпляров, не такой и маленький по нынешним временам, говорит о серьезных амбициях издателей относительно круга ее читателей) Вполне достаточно помнить основные понятия о родах, числах, залогах, флексиях (многие знают это слово под именем «окончание»), чтобы книга была понятна и (!!!) увлекательна.

В чем ее сложность? Зайду издалека.

Люди создавали искусственные (что бы это ни значило) языки по таким причинам, описанным в книге:

- преодоление языкового барьера для межнационального общения
- создание литературной версии для группы родственных языков (немецкий, итальянский, норвежский)
- придание правдоподобности вымышленному миру (в художественных произведениях)
- реконструкция древних языков (иврит, праиндоевропейский)
- всякого рода лингвистические эксперименты с научной или практической целью (упрощение, создание идеального языка, исследование закономерностей развития, и т.д.)

(Еще, говорят, были языки для различной секретной деятельности (всякие шпионы и тайные общества), но об этом в книге ни слова).

Структура книги – это сгруппированные по вышеуказанным целям относительно небольшие (от пары страниц до нескольких десятков в случае эсперанто) рассказы об истории создания языка, его создателе, целях такого процесса, и основных особенностях языка, в чем бы они ни выражались (в каком-то случае – в лексическом и фонетическом составе, в каком-то – в синтаксисе, где-то – специфический порядок слов, помимо прочего). Именно в связи с поверхностностью рассказа автор не уходит глубоко в каждый язык, давая лишь достаточно общие сведения о каждом из них (это я все еще о простоте, о сложности чуть дальше будет!)

НО! Говоря об особенностях языка, неминуемо приходится уходить в сравнительное языкознание, показывая сходства или противопоставляя разные грамматические явления в вымышленном языке, и в каком-то существующем – родном для автора русском, популярном английском, изучавшемся многими в университете латинском, и других часто употребимых мировых языках. И говорить об особенностях языков, не влезая (в той или иной степени) в дебри языкознания не получится. Кроме того, хотя бы общее понятие о некоторых мировых языках будет существенным подспорьем читателю.

Да, автор пытается делать свое повествование увлекательным, цитируя и детально разбирая различные лингвистические задачи (взятые из заданий для языковых олимпиад для старшеклассников!), иллюстрирующие особенности того или иного языка. Но неминуемо приходится столкнуться с кое-чем, что в школе или не изучалось, или за десятилетия после школы было напрочь забыто.

Насколько непонимание каких-то лингвистических терминов или явлений помешает с интересом прочесть эту книгу? По собственному опыту скажу, что пропуск некоторых ну уж очень затянутых грамматических пассажей не повредило общему впечатлению о книге. Сами истории создания искусственных языков, история их развития (там, где она была в принципе), рассказы о выдающихся персоналиях типа Толкина – все это делает книгу ценной для каждого человека, претендующего на звание эрудита (да и просто всесторонне образованного). За сим – крайне рекомендую.

Александр Пиперски Конструирование языков: От эсперанто до дотракийского
Павел Ткаченко
Пока за окном метель и минус восемнадцать, пока православные вокруг стремительно постятся и ждут первую звезду, чтобы затем превратить в и свою жизнь, и жизнь окружающих в непрекращающийся карнавал и Фестиваль майонеза, что может быть лучше, чем насладиться этими последними минутами тишины и счастья?...

Разумеется, уютное кресло, камин, если кому-то настолько повезло в жизни, и хорошая книга, раскрывающая перед тобой ароматы свежевыжатого оливкового масла, шум моря в Аркашонской бухте и невероятный вкус устриц под ледяное белое бордо, или невероятный жар, брызги и сумасшедшую смесь ароматов из вока, где жарятся какие-то немыслимые морские и земные гады вкупе с овощами, травами и кореньями, само произношение названий которых – лингвистический подвиг.

Что может быть лучше? - спросите вы. Да просто собраться с мыслями, документами и деньгами, и поехать туда, куда так манит эта невероятная книга о гастропутешествиях! Лично попробовать все, о чем говорится в книге, познакомиться с секретными сыроделами и виночерпиями, перепробовать все уникальные местные продукты и такие же уникальные вина (коих в винотеках днем с огнем!), лично приготовить тайский карри, причем обязательно из как минимум 15 ингредиентов, и обязательно в дикой жаре, не спеша и с видом на набегающую на песчаный пляж волну…

Но за неимением второго, настоятельно предлагаю получить удовольствие от первого, и прочесть эту книгу.

Конечно, еда и путешествия – тема, в которой разбираются все, даже лучше, чем в маркетинге, медицине и футболе. Поэтому не нужно долго думать, чтобы раскритиковать эту книгу в пух и прах. Основной вопрос – зачем? Книга издана ОЧЕНЬ красиво, все эти закругленные уголки, обложка с золотым тиснением, фактурой напоминающая бархат, очень плотная состаренная бумага внутри, рисунки в стиле офортов девятнадцатого века… Реально очень приятная на ощупь книга…

Содержание? Зависит от вашей цели. Если скрасить зимний вечер мечтами о море, вине и куче экзотических вкусностей под неспешный рассказ профессионального рассказчика, путешественника и гедониста – это одно, и книга достигнет своей цели буквально с первых строк.

Если же искать недостатки, неполноту информации, заангажированность автора (почему эту кантину порекомендовала, а буквально за углом находящуюся другую обошла вниманием? Отката не дали?), то, вероятно, и это можно найти. Все дело в том, что лично вам поможет сделать этот рождественский вечер волшебным.

И все-таки немного критики. Я, вероятно, плохо понимаю целевую аудиторию этой книги ПО МНЕНИЮ АВТОРА, поскольку в 21-м веке, когда каждый владеет интернетом, знает хоть сколь-нибудь иностранные языки, бывал ну хоть где-нибудь за пределами Садового кольца, несколько странно выглядят советы, какие поисковые запросы нужно вбивать в гугл, чтобы найти возможности для агротуризма, или что-то в этом роде.

Ну, и наследие Елены Костюкович, эти ее «спецпродукты» и «специалитеты»… Невольно вспоминается рецензия Биссо Атанасова (тоже человек что-то об итальянской еде и вине знает! :-) ) на книгу «Еда: Итальянское счастье» уже упомянутого автора, безусловно, очень талантливого переводчика произведений бессмертного Дедушки Умберто… (позволю себе разместить ссылку: bisso.livejournal.com/64101.html - прочтите, полУчите удовольствие :-) )

Собственно, на этой оптимистичной ноте прервусь и пойду перечитаю любимые пассажи…

Марина Миронова Еда без границ. Правила вкусных путешествий
Павел Ткаченко
Сначала это - довольно скучная книга, состоящая из чередующихся рассказов от имени двух шестнадцатилетних подростков: странной полной девочки Элеаноры и американца корейского происхождения Парка. Очень много их внутреннего мира, борьбы с враждебными миром. Их дружбы, пробуждения чувств (нее придумал, как сказать менее пафосно), много размышлений о физических аспектах любви...

Кроме того, в книге затронут целый спектр подростковых проблем, от становления в коллективе, травли в школе, отношение к мнению посторонних, отношение к учебе, отношения с родителями, борьба со страхами, множество этических вопросов. Причем все сделано ненавязчиво, не нравоучительно, сквозь призму восприятия мира двумя подростками... Очень хорошо воспринимается...

"Пронзительной", как обещано в аннотации, история становится только на последних страницах, когда влюбленные должны расстаться. И Элеанора вдруг становится не по возрасту мудрой, когда от ее имени мы читаем "Больше, чем сейчас, Парк ее никогда не будет любить, а значит, им нужно расстаться"...

Поразительная книга для совместного чтения с подростками (рекомендовано папам дочерей)

Рейнбоу Ровелл Елеанор і Парк
 201..210 211..220 221..230 Ctrl ← 231..240 Ctrl → 241..250 251..260 261..270