Сеть знакомств для любителей книг



Павел Ткаченко
Странствующий философ
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги

Читают то же, что и вы:
 
Алексей Мась

 
Sofiya Svetlichnaya

 
Алексей Соколов





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена


Друзья:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Денис Иващенко
Денис Иващенко

друзей: 2 (смотреть)

Также в друзьях у:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Дмитрий Лаппо
Дмитрий Лаппо
 
Денис Иващенко
Денис Иващенко
 
Sofiya Svetlichnaya
Sofiya Svetlichnaya

Павел Ткаченко

У пользователя нет сводных рецензий
лучшие рецензии : новые рецензии

Наука (18)Художественные (35)Программирование (1)
Философия, история (11)Бизнес (126)Детские книги (11)
Обучающие книги (29)Искусство (1)Книги о путешествиях (1)
Здоровье (3)

 201..210 211..220 221..230 Ctrl ← 231..240 Ctrl → 241..250 251..260 261..270 
Павел Ткаченко
В аннотации к этой небольшой книге было указано, что она ПРИМЫКАЕТ к "Простым смертным", недавно прочитанной и прорецензированной мною книге этого автора (book.ua/book/2729?from_review=3826).

Что значит ПРИМЫКАЕТ? Этим вопросом озадачившись, я за вечер осилил 200+­- страниц. Что сказать. Представьте себе чистый холст. Художник берет первую кисть, и наносит первый слой краски. Получается нечто непонятное. Но и завораживающее (если вы способны прочесть 30+­- страниц непонятного текста).

Затем берет вторую кисть, и поверх первого слоя наносит второй. Становится в некоторых местах понятен если не замысел автора, то по крайней мере взаимосвязи некоторых кусков друг с другом.

Третий слой вносит чуть больше понимания. Четвертый расставляет все на свои места. И остается вопрос - что со всем этим счастьем делать?

И только пятый, финальный, слой завершает композицию, расставляя все по своим местам, объясняя термин "ПРИМЫКАНИЕ" в аннотации. В пятом "слое" появляется доктор Маринус, известный нам по "Простым смертным", и он помогает разорвать круг девятилетних циклов, на которых построен сюжет этой книги, уничтожить очередной клубок зла, и помочь восстановлению баланса.

В сравнении с "Простыми смертными" эта книга - чисто техническая, более глубоко погружающая нас в механику бессмертия тех, которые больше Анахореты, нежели Хорологи (кто это, вы узнаете, прочтя "Простых смертных"). В сравнении с "Простыми смертными", сагой о чисто человеческих эмоциях и судьбах на фоне войны бессмертных, тут мы имеем пять фрагментов из жизни бессмертных (как казалось в начале).

Тем не менее, вслед за "Простыми смертными" эта книга читается великолепно, позволяя еще хоть немного побыть в том великолепном мире. И Дэвид Митчелл в очередной раз подтвердил свое мастерство как рассказчика. Ждем очередной лонг-рид!

Митчелл Дэвид Голодный дом
Павел Ткаченко
Есть надежный способ вызвать на себя пристальное внимание "экспертов".

Конечно, можно назвать негра негром, или высказаться за (или против) какой-нибудь идеи. Можно как-то не так повести себя в баре или на футбольном матче. Но все эти «косяки» меркнут по сравнению с неосторожным публичным высказыванием о кулинарии.

Особо опрометчивым было бы написать об этом книгу. Тогда эксперты сбегутся попировать вашей печенью, как муравьи на сахар.

Читая эту книгу, я пытался не уподобляться муравьям. Ничего не вышло. Не знаю, как другие, а у меня есть и свое мнение, и свой жизненный опыт, и книг я повидал в жизни немного… Короче, понимаю, что автору может быть обидно, но…

Как обычно люди учатся готовить? Концептуально, сначала идут эксперименты. С голодухи ли, либо в отсутствие родителей дома, либо на вечеринке - пикнике - в лагере – на рыбалке, но юный повар начинает повторять действия, которые он наблюдал в исполнении других. Сути пока не понимая, действует наугад. Когда-то получается, когда-то нет.

Умный человек постоянно анализирует свой опыт, и все больше оттачивает навыки. Глупый при это либо привыкает к новому вкусу, либо бросает попытки, поспешно причисляя себя к гастро-кретинам.

Следующий этап – системное обучение кулинарии. То ли девушка замуж засобиралась, то ли парень желает очаровать свою спутницу, то ли друзья подарили абонемент на посещение кулинарных курсов. Кому-то, как мне, могло повезти с требовательными родителями, и готовка постепенно стала рутинной обязанностью, наравне с покупками продуктов, уборкой дома или расчисткой дорожек от снега зимой.

На этом этапе человек, уже сжегший пару сковородок, наделавший море ошибок, и научившийся по крайней мере резаться ножом не каждый раз, учится «правильно» готовить отдельные блюда. («Правильно» я взял в кавычки именно потому, что существует стереотип, будто есть «правильные» и «неправильные» способы. На самом деле многое из этого - условности).

Научившись готовить определенный набор блюд, равно как освоив основные технологические операции и способы обращения с посудой, инвентарем и техникой, человек может перейти на третий этап – анализ.

Он расчленяет все изученное на молекулы, он анализирует, почему, что и как, он учится понимать внутренние взаимосвязи между процессами и результатами, между продуктами и процессами, между ошибками и последствиями.

После этого появляется этап синтеза, дойдя до которого, человек группирует полученные данные, обобщает, делает выводы. На этом этапе повар может отдаться творчеству, сочиняя новые сочетания, способы обработки, и рождая таким образом новые вкусы, текстуры, блюда.

Кстати, если вы забыли, это – рецензия на книгу. Причем не мою. Но уже минут пять я говорю от себя и о себе. Примерно то же делают и все остальные, после, например, прочтения этой рецензии.

Итак, о чем книга? Она в целом помогает сделать выводы на третьем (анализ) и немного четвертом (синтез) этапах. Т.е. если вы находитесь на этапе «Как нагреть воду в чайнике?», эта книга вам не поможет. Тем же, кто достаточно уверенно готовит повседневные блюда, а душа требует следующего шага – милости просим… прочесть какую-нибудь другую книгу. Потому что эта процентов на 70 – просто классификация (крайне субъективная) разных блюд. И еще 30 процентов – описание кухонной техники и инвентаря.

Да, умные мысли присутствуют. Да, со многим согласен. Но 70% простого описания специй, приправ, пряностей и добавок (вы знали, что это все разные вещи? И как оно вам в жизни пригодилось?), ну и отдельных блюд… Увы, удельный вес полезного на тысячу знаков крайне невелик.

(А несколько страниц, посвященных микроволновке, порадовали больше всего. Ну вот зачем сей гаджет вообще нужен, при наличии плиты и электродуховки? Разве что разогреть нечто, или попкорн сделать…)

Хотя – и книга невелика. В целом, можно и прочесть воскресным вечером. Если альтернативой будет являться Дарья Донцова.

Ева Пунш Кухня по правилам и без: Что нужно знать, чтобы начать экспериментировать
Павел Ткаченко
На первый взгляд, это типичный нью-йоркский свадебный роман - главная героиня готовится к свадьбе, с кучей подружек опустошает дорогие магазины на Манхэттене, волнуется из-за всякой фигни, видит на диете, гордится кольцом с громадным камнем, и все в этом роде.

Или это мог оказаться роман об офисных буднях карьеристки, в стиле "Дьявол носит Прада". Она гордится своими достижениями, она подсиживает конкуренток, она дружит с влиятельным редактором гламурного издания, она свысока собеседует потенциальных стажерок, благосклонно принимает похвалы читателей...

Но буквально с первых страниц читателя не покидает чувство, что книга намного глубже, чем пытается казаться. Что у Ани - главной героини, есть пара-тройка скелетов в шкафу, и фот их-то автор и покажет читателям на следующих трехстах (плюс-минус) страницах.

И мы погружаемся в кошмар. Проблемы новеньких в школе. Издевательства. Гомофобия. Изнасилования. Безразличие окружающих, в том числе родителей. Это все выливается на читателя, как холодный душ. Забываются гламурные предсвадебные похождения. Вспоминаешь себя, погружаешься в мрачный мир подростков, в ту трагедию, которая стала поворотной точкой в судьбе Ани. Но завершилось ли все тогда?

Сначала - ложные обвинения. Потом - годы попыток научиться с этим жить. Вписаться в тот мир, к которому все стремились, чтобы уйти от серой обыденности своих подростковых лет. Увы, каждый кошмар нужно прожить до конца. И хорошо, когда рядом есть те, кто помогут, кто не бросят, кто вместе с тобой, шаг за шагом, помогут найти выход из лабиринта.

Джессика Кнолл Счастливые девочки не умирают
Павел Ткаченко
По мере увеличения количества окружающей тебя информации становится все сложнее не утонуть в планомерно и осознанно состряпанной лжи, из корыстных побуждений состряпанной, естественно.

Вариант «уменьшить количество окружающей тебя информации» не работает: мы в 21-м веке, и даже те, кто говорят, что не смотрят телевизор (например, я), вынуждены проводить кучу времени в сети, где за каждым углом или гиперссылкой нас поджидает… правильно, все та же ложь. Как избежать засорения своей головы?

Вопрос вопросов. И именно он сподвигает узнавать о поведенческой экономике, предвзятостях (bias), когнитивных искажениях, нечестных риторических приемах и прочем из арсенала профессиональных обманщиков.

Именно в продолжение своей работы по вышеуказанным направлениям и была прочитана эта книга. Первые же страницы сказали – выбор был верным. Тут и искажения, и предвзятости, и риторика… Увы, лафа закончилась примерно на трети книги (если быть конкретным – на первом, теоретическом, разделе). Автор обосновал и описал инструментарий лжецов, развенчал их пагубную практику, показал роль и место каждого инструмента в прибыльной деятельности хренометов (термин из книги!).

А затем книга превратилась… в дискуссионную площадку, посвященную развенчанию лжи в частных случаях: теория эволюции против креационизма, молодая земля против старой земли, прививки – за и против, переписывание истории начиная с недавних падений башен в Нью-Йорке, через Холокост и вплоть до придуманных трех столетий в раннем средневековье…

Тут вам куча имен, куча дат, ссылки на (верю, достойных) ученых мужей и труды их жизни, тут диспут с оппонентами, тут демонстрация, как при помощи пустых ссылок, вырванных из контекста цитат и ловкости рук можно создать визуальное ощущение правдивости и обоснованности…

На самом деле, логика в переходе на частные случаи есть: как иначе продемонстрировать только что изученные приемы в действии? Увы, если проблематика инопланетян или глобального потепления – не то, о чем бы вы хотели подумать в (например) вечер вторника, то книга может показаться несколько… оторванной от (вашей) реальности. При всем том, что она очень хорошо написана и весьма практична…

Джон Грант Не верю! Как увидеть правду в море дезинформации
Павел Ткаченко
Изменения - редко у кого это слово вызывает волнующий трепет в душе. Мы все их не любим. Кто - потому, что меняться - это выходить из зоны комфорта. Кто-то - потому что редко когда они завершаются так, как задумано. Кто-то не верит, что новое будет лучше старого (а потрепанная синица в руках всяко лучше мифического журавля, за которым еще придется полетать!)

Разумеется, книга не даст панацеи от этих и других причин для нелюбви к переменам. Но ее подход характеризуется комплексностью, основан на новейших результатах исследований человеческого поведения и мотивации, и что она отлично проиллюстрирована примерами из самых разных областей, от социальной сферы и государственного управления, и заканчивая бизнес-контекстом и воспитанием неуправляемых подростков. А значит, с ее идеями стоит ознакомиться как минимум чтобы быть в курсе значимых наработок в сфере управления изменениями.

Сквозная метафора книги - Погонщик (рацио), Слон (эмоциональная сторона) и Тропа (контекст) помогает очень наглядно представить себе как идею авторов, так и абсурдность некоторых революционных начинаний наподобие попыток показывать Слону слайды и диаграммы, либо мотивирования пучком молодых побегов бамбука Погонщика (вместо Слона).

Честно говоря, отличная книга для всех, кто всерьез намерен что-то изменить в своей жизни (а не просто освоить выделенный бюджет, наработаться до смерти или продемонстрировать всему миру свои бесплодные усилия).

Чип Хиз, Дэн Хиз Сердце перемен. Как добиваться изменений легко и надолго
Павел Ткаченко
Книга, в названии которой одновременно упоминаются женщины и экономика, да еще и без пометки «Фэнтези» - просто обязательна к прочтению.

Чего я ожидал?

Вероятно, какого-то очень нестандартного исследования, где некие женщины творили подковерную историю развития экономической мысли. Что-то типа «о богатстве народов» подписано, конечно, Адамом Смитом, но все основные тезисы, плюс финальное редактирование осуществлено его непоименованной спутницей. Той, которая в те времена еще не могла учиться в Оксфорде, получить ученую степень, но, тем не менее, не просто вдохновляла гения на кухне и в постели, но также управляла направлением его мысли и творчества.

Правда?(крайне саркастическая улыбочка)

Нет, конечно. Не могу назвать себя великим экспертом в истории развития экономической мысли, но среди недавно просмотренного мною списка лауреатов Нобелевской премии по экономике женских имен я как-то не запомнил. Вероятно, тому есть какое-то объяснение. Скорее всего, если роль женщин в развитии экономики как науки и была, о ней, как об инопланетянах, масонах и прочих достойных персонажах, вслух и публично говорить как-то не принято.

О чем же книга?

Четыре направления. Первое – краткий очерк истории развития экономической мысли, от Адама Смита до современности. Весьма поверхностный, но для интересующегося новичка – вполне достаточно для затравки. Написано вполне читабельным языком (хотя кое-где мне не хватало ссылок на первоисточники, ибо темы затронуты интересные, а куда обратиться за дополнительной информацией – неведомо.

Второе – исследование «второй» экономики, которой традиционно на протяжении веков занимались женщины. Это домашнее хозяйство, уход за мужем и детьми, кулинария, стирка и прочие «сервисные» занятия.

Тут у меня, как не принадлежащего к «угнетенному классу», человека сразу возник целый ряд вопросов. Ну да, если такая работа не учтена в официальной статистике, никак не оценена (кроме эмоциональной оценки конечными выгодоприобретателями, вероятно), то ее как бы и нет, что обидно.

С другой стороны, объединяя этот продукт с традиционными составляющими ВВП, мы создадим больше вопросов, чем ответов: по какой цене оценивать? Кто является покупателем? Нужно ли налогооблагать доходы от таких «продаж»? А что, если услуга потребляется тем же, кто ее оказывает (сам приготовил, сам съел)? А расходы на несовершеннолетних детей не стоит ли накапливать на счете «капитальные инвестиции», и в момент совершеннолетия «вводить в эксплуатацию» и отражать в первом разделе балансового листа?

Т.е. с самой идеей помнить, что женщины (в основном, но не исключительно) создают не менее важную ценность, что и мужчины, просто их продукт потребляется на безоплатной основе, я согласен. Но доводить идею до маразма я бы не стал. Увы, не я автор этой книги.

Третья часть – «проезд» по концепции человека экономического (рационального экономического агента), коего не существует, но на допущении существования которого построена традиционная экономика. Эта мысль, традиционная для поведенческой экономики – моего нынешнего увлечения – стала дополнительной причиной прочесть книгу «вне очереди». Увы, ничего нового я для себя не открыл. Канеман и Ариэли сотоварищи все-таки меня уже подковали.

Четвертая часть (по объему очень заметная) – вообще политическая прокламация в защиту прав униженных и угнетенных… женщин…. И знаете что? Книг аналогичного содержания, написанных мужчинами о мужчинах, нет по простой причине: исторически жаловаться и рассказывать о своей угнетенности, обиженности и недооцененности – считается «не-мужским» поведением. (обычно эти темы не выходят за рамки устного народного творчества в выпившем состоянии :-) ) Хотя по факту (по крайней мере, в современности) счет в этом виртуальном матче 1:1.

Вывод: странная книга. Читается хорошо. Но уж очень нишевая, и крайне обманчивая на первый взгляд.

И последнее. Если вдруг в книге по экономике вы найдете такие экономические термины, как клитор, вагина, матка – можете не сомневаться: книга написана скандинавским автором :-).

Катрин Марсал Кто готовил Адаму Смиту? Женщины и мировая экономика
Павел Ткаченко
Воспоминания - то единственное (помимо внешности), что отличает одну личность от другой. Нас нынешних сформировало наше прошлое (именно поэтому мы хаотично стремимся накапливать опыт, будь то профессиональный, либо в значимых личных сферах). Но действительно ли мы можем доверять нашим воспоминаниям? Как вообще работает механизм (а) запоминания, (б) извлечения и воспроизведения воспоминаний, и (в) их забывания?

Казалось бы, при ответе на эти вопросы будет много биологии, строения мозга, нейронов, синапсов и прочего в таком роде. И да, физически память находится ГДЕ-ТО в мозге. Человек пока не понимает, как он запоминает, но первые шаги в понимании этого уже сделал. Автор расскажет о них, а также о пределах человеческого знания в этой области на текущий момент.

Но не одной биологией выставляются рамки нашей памяти. В их формировании участвуют: ошибки восприятия, посторонняя информация, когнитивные искажения, вызванные фокусировкой внимания, излишняя самоуверенность и конфабуляция (потрясающее явление, о котором вы обязаны узнать!)

Обо всем этом (что это такое, как работает, как влияет, примеры-примеры-примеры, что еще почитать) рассказывает книга с тем, чтобы в последней главе привести нас к выводу: память любого человека крайне несовершенна.

И речь не идет о хорошей/плохой памяти в школьном значении (в смысле - способности или неспособности краткосрочно запоминать некое количество фактов и символов). Речь о том, что информация из вашей памяти может иметь самые разные источники, о которых вы можете даже не догадываться (да-да, и промывание мозгов, и гипноз в книге тоже упомянуты).

Что обычный человек может делать с этой информацией? Первое - принять к сведению. Знать, что нельзя на все сто доверять своей памяти, даже если на инстинктивном уровне вы уверены в ее достоверности. И второе - предпринимать меры (в книге описаны, хотя перечень не может быть исчерпывающим) для снижения влияния недостоверности из вашего прошлого на ваше настоящее.

Джулия Шоу Ложная память. Почему нельзя доверять воспоминаниям
Павел Ткаченко
Очень обманчивая книга. Предполагалось, что это будет некий рассказ об истории религии, о каких-то внутренних межконфессиональных связях, об исторических основах тех или иных верований…

Но автор пошел дальше. Явный религиозный скептик, он, начал с изучения особенностей человеческого мышления, и, отталкиваясь отсюда, провел читателя сквозь множество сложных концепций, в итоге чего появился краткий вывод:

религия (любая, от историй о летающих на банановых листьях двумерных колдунах с волшебными дротиками, до историй о сыне девственницы, спасшем всех нас от греха, вызванного поеданием «санкционной» плодо-овощной продукции) – результат особенностей когнитивной деятельности человека. Продукт сложного взаимодействия разных систем распознавания, множества когнитивных искажений и предубеждений.

Подобный вывод, будь он написан в начале книги, сразу бы сузил круг читателей. Однако, процесс поиска и обоснования этого вывода – самоценен. Книга получилась не столько о религии, сколько о практическом преломлении современных наработок науки о мышлении. А раз так, то находится на стыке множества наук с приставками «нейро-«. «когнитивный», «поведенческий» и им подобных.

Поскольку предмет исследования книги непростой, равно как и применяемые методы, книгу я бы не назвал легким воскресным чтением. Она требует определенной концентрации, местами – предварительной подготовки. Тем не менее, книгу вполне способен осилить человек средних интеллектуальных способностей, имей он часов 10 свободного времени и должную мотивацию разбираться в сложных биолого-социальных проблемах.

Паскаль Буайе Объясняя религию. Природа религиозного мышления
Павел Ткаченко
Структура книги проста: 101 глава, в каждой из которых - некое утверждение, обоснование оного со ссылками на университеты, исследования и фамилии разной степени знакомости, затем - советы, к какому месту это прикладывать и какой стороной, пара фраз из тех, что нужно заучить, чтобы казаться умнее (хотя если по мне, то лучше очки в роговой оправе), ну и ссылки на "что почитать", преимущественно на английском.

Если вы вообще ничего не читали о менеджменте и поведенческой экономике - книга могла бы вам дать достаточно широкий (заметьте, о глубине ни слова!) экскурс в вопрос. Можно нахвататься вершков, узнать что-то новое и ввернуть удачно или нет в беседу за рюмкой самогону... Одна фигня, если вы не читаете, то вероятность, что прочтете эту книгу также не высока.

Тем же, кто читает - нового найдется мало. Так, слегка систематизировать, ну и держать под рукой, чтобы тыцкать носом в книгу всяких болванов (иногда лаконично изложенное нечто вполне бывает полезным, вот только что делать с Википедией?)

Короче, если эта книга у вас есть - прочтите. Если нет... Ну такэ... Смотрите сами...

Антонио Вайсc 101 идея для роста вашего бизнеса: Результаты новейших исследований эффективности людей и организаций
Павел Ткаченко
Первый вопрос, который возникает при чтении этой книги – кто все эти люди?

Ок, давайте по порядку. Красивая книга, с курицей и яйцом на обложке, как бы намекает на дискуссионные вопросы, по которым нет единства ни в научном сообществе, ни у обывателей. И действительно, книга представляет собой сборник эссе современных ученых и мыслителей по вопросам, находящимся за гранью того, о чем уверено говорит современная наука (интернет-проект, на основе которого и сверстана эта книга, так и называется – edge).

109 авторов, эссе размером от одного абзаца до нескольких страниц, и все они – ответы на вопрос «Во что я верю, но не могу доказать?». При этом слово вера в книге редко используется в религиозном смысле, скорее это попытка выяснить, какие убеждения, хоть и не доказанные, сформировались в передовых умах, что им нашептывает их интуиция, пока не подкрепленная исследования, экспериментами и прочими доказательствами, релевантными с точки зрения современных требований к обоснованности и доказанности.

Среди авторов – несколько лауреатов Нобелевской премии, один – Пулитцеровской, практически каждый – автор книг, многие – руководители исследовательских проектов или научно-образовательных учреждений, есть успешные бизнесмены и ученые-практики из областей начиная от нейробиологии и заканчивая математически-статистическими методами в торговле ценными бумагами.

Увы, я среди них знал только пятерых – Талеб (черный лебедь), Чиксентмихайи (поток). Гоулман (эмоциональный интеллект), Макьюэн (литератор, из чьего наследия я читал только не самую успешную «Сластену»), и Гилберт (чью невероятно динамичную книгу «Спотыкаясь о счастье» в этом году издавала «Альпина Паблишер»). Не густо. С другой стороны – это ведь возможность за один вечер перезнакомиться как с актуальными вопросами на передовых рубежах современной науки, так и с доброй сотней новых авторов!

По итогам прочтения могу сказать, что вечер с этой книгой прошел не зря. До десятка новых книг (ни одна из них на русском не издавалась!), куча интересных точек зрения как на знакомые (я читал все новинки о популярной науке от «Альпины»!), так и на незнакомые проблемы, большинство авторов умеют удивительно просто говорить о сложных вещах, хотя есть и скучные наукоемкие зануды, явно профессора вузов :-), ну и теперь я желанный гость на любом застолье, ибо готов обсуждать черные дыры, причины появления сознания, грани между человеком и животным миром, вопросы лингвоархеологии и взаимосвязь речи и сознания, и прочие «сложные» вопросы из космологии, психологии, теории эволюции, теологии и много чего другого.

В целом, книгу можно читать с любого места, благо, времени каждое эссе занимает немного, а пищи для размышлений дает на целую поездку в метро от конечной до конечной… Ну или на хорошее производственное совещание по понедельникам (в этом случае не забудьте одеть какую-то суперобложку, потому что книга выглядит недостаточно "серьезно" для совещания :-) ).

Брокман Джон Во что мы верим, но не можем доказать: Интеллектуалы XXI века о современной науке
 201..210 211..220 221..230 Ctrl ← 231..240 Ctrl → 241..250 251..260 261..270