Сеть знакомств для любителей книг



Светлана Шевченко
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена




Светлана Шевченко

У пользователя нет сводных рецензий
лучшие рецензии : новые рецензии

Наука (1)Обучающие книги (2)

 1..8 
Светлана Шевченко
На Ютьюбе есть его лекции, но я больше люблю книги. Это совершенно замечательная книга, после которой вы намного лучше будете понимать, как устроен человек, каковы биологические основания его поступков, и почему сами по себе «гены» или само по себе «общество» не в силах ни объяснить, ни с высокой точностью предсказать поступки человека. У книги один недостаток — слишком много закладок. Я нащелкала штук сто или больше, потому что ВСЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО.
В книге есть как биологические основания, благодаря которым вы поймете каждое слово из словосочетания «ингибитор обратного захвата серотонина», так и описания чрезвычайно интересных экспериментов на стыке психологии, социологии и биологии (моя мечта — синтез всех достижений биологических и социальных наук на основании новых знаний, полученных в последние десятилетия с развитием науки и технологий сканирования мозга).
Очень много интересного о Своих и Чужих, об агрессии и сотрудничестве, о том, как возможен альтруизм и о том, что все не безнадежно, т. к. наш неокортекс устроен так, что он менее всех остальных частей мозга зависит от генов. Очень важная часть — о свободе воли и о целесообразности наказаний. (Например — если раньше мы объясняли эпилептический припадок вхождением в человека дьявола, которого нужно изгнать любыми способами, и испытывали немалое удовлетворение от его изгнания, то теперь мы хорошо понимаем причины эпи-приступа и просто устанавливаем правила, по которым человек с такой проблемой не всегда может водить машину, при этом не испытывая эмоций, связанных с наказанием грешника. По мнению автора, мы движемся к тому, чтобы лучше понимать природу нейронарушений, вызывающих опасное для общества поведение, что позволит принять адекватные меры для того, чтобы обезопасить других от человека с нарушениями, и отказаться от возбуждения, сопутствующего чувству морального превосходства над согрешившим).
Несколько случайных цитат:
«Ни одному шимпанзе не пришло бы в голову заявить, что он не видит различий между Своими и Чужими шимпанзе. А ведь именно это и происходит в прогрессивных западных культурах».
«Если нам приходится думать о Чужих как об отдельных личностях, то они начинают нам казаться похожими на Своих».
«Если для удержания статусной позиции требуется агрессия, то тестостерон повышает агрессию; если статус поддерживается изящно написанным хайку, то тестостерон позаботится именно о стихосложении».
«Если увеличить когнитивную нагрузку, то люди будут склоняться к консерватизму. Схожим образом люди становится более консервативными, когда устают, испытывают боль, сосредоточены на решении других задач, или когда у них уровень алкоголя в крови увеличен».
«Подростковый возраст показывает, что самая интересная часть мозга эволюционировала так, чтобы меньше зависеть от генов и больше – от собственного опыта. Мы таким способом учимся – с помощью контекста, и еще раз контекста.»
«Лобная кора помогает сопротивляться соблазну и способствует выполнению более трудного, но более достойного, правильного действия, и это здорово. Однако получается гораздо эффективнее, когда эта более достойная задача выполняется уже настолько автоматически, что перестает быть трудной. И проще всего избежать соблазна, если переключиться и пересмотреть свою точку зрения – а не использовать волевое усилие.» (то есть существуют люди, которым проще говорить правду, потому что им так привычнее:)
Спойлеры: свободы воли не существует, роль зеркальных нейронов сильно преувеличена, эмпатия не всегда приводит к реальной помощи страдающим, а альтруизм редко бывает альтруистичным до конца — так чтобы без дополнительной мотивации показаться себе лучше или избавиться от неприятного чувства страдания кого-то рядом с тобой.
В общем, горячо рекомендую.
На якабу продается электронная версия. И, кстати, там еще продается сборник его эссе или статей «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество» - я полистала и хочу сказать, что там значительно меньше информации, она подана более поверхностно (требования жанра) и гораздо полезнее осилить «Биологию добра и зла».

Роберт Сапольски Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки
Светлана Шевченко
В целом, это одна из самых полезных книг последнего года, в которой на хорошем научно-популярном уровне написано, как люди думают.
1. Поодиночке мы знаем очень мало, не осознаем этого, но, тем не менее, в целом управляемся со всей нашей сложной жизнью - потому что мы существа социальные.
2. Взрослые знают очень мало, но привыкают игнорировать это и думают, что знают, как все работает.
3. Мышление гомо сапиенсов работает так, чтобы вычленить общую картину (Фунес у Борхеса на это не способен).
4. Отсюда - люди - чемпионы причинно-следственного мышления, мы делаем выводы о причине событий (не всегда верные) - эрго - рассказывание историй - естественный для нас способ поиска смысла причинно-следственных связей.
5. Истории также передают опыт и организовывают сообщество (похоже пишет и Харари).
6. Мы используем привычные нам прич.-следственные связи для объяснения всего (а для сложных явлений это не работает). В этом месте - отсылка к Канеману и его мышлению 1 и 2. Иллюзия глубины объяснения - преувеличение людьми своего понимания прич.-сл. связей. Но - чем выше результаты теста на "сприйняттєву роздумливість" - тем меньше эта иллюзия (не новость, еще Сократ это говорил).
7. Мы мыслим благодаря знаниям, которые хранятся не только у нас в мозгу, но и в теле, окружающем мире, других людях. Это хорошо, т.к. это дает возможность сохранять и передавать знания, но и плохо, т.к. мы думаем, что знаем больше, чем на самом деле.
8.Технологии. Все так сложно, что никто не знает, что происходит на самом деле. Хорошая новость в том, что сами технологии наращивают безопасность и эффективность.
9. Наука. Мнение людей по научным вопросам практически нереально изменить (отношение к вопросам мироздания не рационально, а является частью нашей идентичности).
10.Политика - то же самое. Политики умело придают ценностную окраску практическим вопросам, что делает маловозможным компромисс. Демократия уязвима для манипуляций (да вы что, быть не может...)
11. Как сделать людей разумными - максимум, что можно сделать - стать более компетентными потребителями информации (и отличать, где российские ботофермы, так и написано).
12. ЛИБЕРТАРИАНСКИЙ ПАТЕРНАЛИЗМ - подталкивание к лучшим решениям (при сохранении свободы выбора) - всем уже известным пример с донорством органов. ЛЕГЧЕ ИЗМЕНИТЬ СРЕДУ, ЧЕМ ЧЕЛОВЕКА.
13. Иллюзия знания, однако, дает нам самоуверенность, толкающую нас на новые открытия.

Стівен Сломен, Філіп Фернбак Ілюзія знання. Чому ми ніколи не думаємо на самоті
Светлана Шевченко
Книга о насущном, о том, как все плохо в нашей (зачеркнуто) американской системе образования. Бесконечные тесты, убивающие креативность; куча никому не нужных устаревших знаний; несчастные погрязшие в бюрократических требованиях учителя; выпускники вузов без шансов найти работу по специальности и отдать долги за обучение (особенно с образованием «предпринимательская деятельность»); оторванность программы высшей школы от нужд инновационной экономики; образование не как социальный лифт, а наоборот, система вранья, убеждающая детей, что зубрение неинтересных сведений им зачем-то нужно; дети, теряющие уже годам к десяти весь свой познавательный интерес к окружающему миру...Ничего не напоминает? Боже мой, да это же наша родная школа, которую мы обвиняем в том, что она слишком советская. В конце книги авторы, между прочим, пишут: «Нам дісталася освітня система, що чудово підійшла б Радянському Союзу в 1970-х роках, але не має нічого спільного з основними цінностями й сильними сторонами Америки”.
Что же касается не критики существующего (тут я с авторами согласна чуть более, чем полностью), а путей развития и приведения образования в соответствие с требованиями времени — тут сложнее. Они засматриваются на Финляндию, но сами признают, что Ф. слишком маленькая, а США слишком большие, чтобы одномоментно закрыть большую часть педвузов, а оставшиеся реформировать. В конце книги есть описания отдельных удачных проектов, я не буду спойлерить. Хотя, непонятно, будет ли это работать в большом масштабе. Что же касается моего главного опасения, то оно связано с идеей, что учиться должно быть интересно — и этого достаточно. 1. Где та база, на которой можно строить собственный проект образованности? 2. Неужели ребенок сам всегда в состоянии понять, что ему интересно, и систематически это изучать? Каждый ли ребенок? Я согласна, что творческие порывы детей надо всячески поощрять, но не упускается ли при этом нечто важное, типа преодоление себя и все такое? Авторы описывают некие интересные кейсы, но, повторяю, не думаю, что это так уж легко масштабировать. То есть, я не уверена, что эти случаи произошли не потому, что там изначально были более талантливые и/или мотивированные дети.
В общем, книгу рекомендую. А если кто преподает социологию образования, то читать обязательно.

Тоні Вагнер, Тед Дінтерсміт Мистецтво навчати. Як підготувати дитину до реального життя
Светлана Шевченко
Вторая его книга, еще интереснее, чем первая, хотя я думала, что это невозможно. Еще больше историй о взаимодействии с неизлечимо больными пациентами, еще больше человеколюбия (работа в больницах Непала и Украины), еще больше откровенного признания своих ошибок и слабостей. Еще больше внимания теме смерти. Обоснование эвтаназии, умное и выстраданное. Много рассказывает Марш о своих родителях (отец — преподавал право в Оксфорде, увез из гитлеровской Германии в 1936 году будущую жену, мать четверых детей), в 50-60-ые оба они активно занимались правозащитной деятельностью, чуть ли не основали Амнисти Интернешнл. Так что становятся более понятными истоки Маршевского гуманизма:) Кстати, он не сразу стал врачом — учился в Оксфорде на юридическом что ли факультете, потом бросил, потом пережил несчастный роман и чуть не покончил с собой, из депрессии его вытащил психиатр. Он много критикует бездушие и бюрократизм современной английской системы здравоохранения, впрочем, когда он попадает в развивающиеся страны, по понимает, что в Англии все еще не так плохо.
Очень большое сочувствие вызывает и история его сотрудничества с Игорем К., его украинским учеником, сотрудничество с которым продолжалось с 1992 по 2016 год, и закончилось тем, что они перестали находить общий язык. Показательная история — женщина, которую оперировал И.К. в присутствии Г.М., отказавшись от помощи последнего, через несколько месяцев умерла от послеоперационной инфекции. Марш об этом не знал, т. к. на тот момент уже покинул Киев. И вот, когда он в следюущий приезд узнал, что женщина умерла, а его ученик скрыл этот факт от него, он был вне себя от негодования и готов был сразу разорвать всякие отношения. Потом ему объяснили, что И.К. не хотел рассказывать, боясь, что из-за этого Марш отвернется от него. У английского же хирурга совершенно другой культурный код — он бы понял, если бы тот признал свою ошибку, а не скрывал. Сам он признает свои ошибки в течение всей карьеры — и эту его особенность невозможно не уважать.
Последняя глава, давшая название украинскому переводу, - размышления о смерти. Не буду пересказывать, лучше почитайте. «Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть с открытыми глазами». Да, и Марш большой друг Украины, был на Майдане зимой 2014 года, и приезжает регулярно вот уже 25 лет. Дай бог ему здоровья, это великий человек и мой герой, без преувеличения.

Генрі Марш Ні сонце, ані смерть
Светлана Шевченко
Очень интересная книга врача, генетика, специалиста по редким заболеваниям. Автор — Шерлок Холмс от медицины, к которому обращаются в тяжелых случаях, когда вообще ничего не понятно. Он анализирует каждый случай тщательно, как детектив, внимательно анализируя каждую мелочь, изучая историю семьи, ничему не веря, отбрасывая предубеждения и в итоге приходя к удивительным открытиям о каких-нибкдь редких заболеваниях, которые вызваны крошечной поломкой в геноме. Эту поломку тоже ищут как иголку в стоге сена, по ходу дела иногда изобретая новые препараты, спасшие миллионы людей.
В общем, я хоть и не любитель чисто медицинской литературы, но здесь просто невозможно оторваться. Вы узнаете много нового про генетику, экспрессию генов (то есть то, как они проявляются в течение жизни), какую службу сослужили науке люди с неизлечимыми редкими генетическими заболеваниями (увы, ценой своей жизни), почему одно племя в Эквадоре не болеет раком (у них редкая мутация — они очень маленького роста, что-то в их геноме не позволяет их клеткам делиться, попутно не дает вырасти и клеткам опухоли), для чего первоначально служило УЗИ (для поражения подводных лодок противника во время ВМВ, а потом для абортов эмбрионов женского пола в гуманистичном Китае) и еще много чего. Автор вызывает огромную симпатию, не преуменьшая свои заслуги, но и не хвастаясь ими, такой типаж ученого, который вроде как отстранен от пациентов, но на деле делает все возможное и невозможное, чтоб им помочь. В общем, очень рекомендую.

Моалем Шарон Властелин ДНК. Как гены меняют нашу жизнь, а наша жизнь – гены
Светлана Шевченко
Після такого роману потрібен час, щоб оговтатись, адже враження дуже сильні. В центрі роману — лікарня (у формі релігійної Місії) в Ефіопії, де самовіддані лікарі з Індії самовіддано працюють, надаючи медичну допомогу місцевому населенню. Якщо уявити шкалу, де на одному кінці — приватне життя з усіма його труднощами, а на іншому — суспільно-історичні події, то оптика роману ближче до першого, приватного краю (як приклад ідеального поєднання чи то балансування можу навести, скажімо, «Бескрылые птицы» Берньера або «Благоволительницы» Литтела). Так, поза увагою оповідача залишаються військові перевороти або партизанські рухи, причини переїзду індійських лікарів до Ефіопії тощо. Втім, суспільне тло все одно пробивається крізь насичену подіями, переживаннями та почуттями тканину роману.
Автор роману — лікар, а тому не дивно, що в центрі роману — життя лікарів та їхня важка праця. Головні герої — близнюки, які дивом не померли при народженні, зростають у родині прийомних батьків-лікарів (мати померла під час пологів, батько втік). Ще до вступу в університет вони опанували основи хірургії, і далі продовжують працювати в цій області. Кохання, зрада, відданість, мужність — все це на фоні дуже детальних описів різних медичних втручань. Якщо важко читати про хірургію, краще не починати (я просто люблю таке читати, мене це дуже захоплює, я ніколи не хотіла бути лікарем, але просто в захваті від того, що є люди, які таке вміють). Коротше, шекспірівські пристрасті в операційній. Мені дуже сподобалось.

Абрахам Вергезе «Рассечение Стоуна»
Светлана Шевченко
Пронизлива книга про маленьке містечко, яке все надії покладає на юніорську збірну з хокею. Але капітан збірної згвалтував дівчину, і все сюжет обертається навколо того, чи дістане у міста хоробрості звинуватити гвалтівника, а не жертву. Тут багато тем — і зростання, і сімейні стосунки, і пошуки себе, і тиск спільноти — і всі вони досить добре розкриті. В мене ж тільки одне питання — скільки ми ще будемо приносити дітей в жертву богу Великого Спорту? Вже ж відомо, що професійний спорт — це погано для організму, це погано для особистості, яка не знає іншого життя і після спорту не знає, чим заповнити порожнечу, це створює нездорову конкуренцію тощо. Я не думаю, звичайно, що це вирішило б всі проблеми героїв, зрештою, тоді не було б цього роману, а було б щось інше, але те, що Великий Спорт потребує людських жертв — очевидно.

Фредрика Бакмана Медвежий угол
Светлана Шевченко
Це продовження «Оповіді служниці», написане нещодавно, коли перша книга отримала друге життя завдяки вдалому серіалу. В серіалі другий — четвертий сезони зняті вже не за книгою, сценаристі заходились вигадувати, що буде далі з Джун та іншими персонажами. Таким чином, авторка опинилась в певній пастці — їй довелося примиритися з вигаданими сценарієм молодшою донькою Джун, яку та змогла переправити в Канаду. Власне, від лиця цієї доньки (вже підлітка), а також від лиця старшої, яка залишилася в Галааді, і написано книгу. Третій, найцікавіший оповідач — тітка Лідія, жорстока та безжальна гроза всіх служниць, яку ми знаємо з першої книги. Найцікавіше — це щоденник Лідії, яка згадує становлення Галааду та свою роль у цьому процесі. Від цих сторінок справді моторошно, починаєш думати — а що я б зробила на її місці. Сповідь Агнес теж цікава на початку і в кінці, але пропущено важливий етап її становлення — від моменту, як вона уникла небажаного шлюбу (їй років 13) і до останніх подій роману, де їй вже біля 20, чи трохи більше. Її поступова трансформація з бунтівної (ну, наскільки це можливо в тих умовах) дівчини до слухняної та покірної — дуже цікава, але не розкрита. Що стосується Ніколь, то на її долю теж випало чимало випробувань, але вона все подолала, інакше не було б роману.
В цілому книга цікава, але 1) письменниця стала заручницею сценаристів, 2) сама Етвуд пише в кінці, що ця книга — її відповідь на питання читачів “Як впав Галаад?”. Втім — виходячи з тексту — я б не була так впевнена, що він таки впав після описаних подій. Адже супер-компромат в Канаді та чвари всередині верхівки — ще не достатньо для падіння такої системи.
Українською ще не видали, читала рос.видання. Потім куплю наше.

Маргарет Этвуд Заветы
 1..8