Сеть знакомств для любителей книг



Валерій Пекар
Entrepreneur. Pragmatic. Researcher. Lecturer. Reader. Thinker (from time to time).
 послать сообщение
добавить в друзья
посмотреть список желаемых книг
посмотреть рекомендуемые пользователю книги

Читают то же, что и вы:
 
Taras Prokopyuk

 
Алексей Мась

 
Игорь Манн





Книги для обмена:
У этого пользователя пока нет книг для обмена


Друзья:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Elena Konovalova
Elena Konovalova
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk

друзей: 5 (смотреть)

Также в друзьях у:
 
Алексей Мась
Алексей Мась
 
Татьяна Жданова
Татьяна Жданова
 
grinuova
grinuova
 
Taras Prokopyuk
Taras Prokopyuk
 
Vita Kravchuk
Vita Kravchuk
 
stasparshin
stasparshin
 
Татьяна Верба
Татьяна Верба

Валерій Пекар

Сводные рецензии:
Інтегральна бібліотечка

лучшие рецензии : новые рецензии

Художественные (16)Философия, история (34)Бизнес (17)
Обучающие книги (10)

 11..20 21..30 31..40 Ctrl ← 41..50 Ctrl → 51..60 61..70 71..80 
Валерій Пекар
История современного мира, в том числе та, которая творится на наших глазах, — это история национальных государств. Национализм насчитывает всего двести лет от роду, но он стал, наряду с промышленной революцией, капитализмом, религиозными реформациями, одной из великих сил, изменивших облик мира. Эта небольшая книга — один из основополагающих трудов по теории национализма, необходимый нам для того, чтобы получить ответы на вопросы о своих нациях и своих странах.

Само название книги утверждает: нации и национализмы полностью лежат в мире идей. Однако как случилось, что эти идеи побуждают людей к невиданным жертвам? Как получается, что нации, будучи совершенно новыми явлениями, выглядят такими древними? Почему нации в схожих условиях возникают столь разными? Каким образом формируются границы между ними? Подобных вопросов множество.

Андерсон показывает, как нации вырастают из культурных систем предыдущей эпохи — религиозных сообществ и династических государств, но ключевым является изменение отношения людей ко времени. Иное представление о времени порождает новое понимание человеческих сообществ, причинности, взаимосвязей. И конечно, ключевой фактор национализма — язык; только не любой язык, а печатный. Нацию творит не язык, а печатное слово, утверждает Андерсон и подкрепляет свои выводы десятками примеров из истории Европы, Азии, Америки и Африки.

Два новых понятия будут встречаться читателю по ходу книги — «печатный капитализм» и «паломничество функционера». С первым более-менее понятно: сила капитализма порождает массовый печатный продукт на стандартизованном (для удобства) разговорном (для максимального охвата рынка) языке. Второе понятие намного более интересно и раскрывает суть образовательных и административных иерархий, формирующих ареал будущей нации.

Принято считать, что национализм является европейским изобретением, и это ошибка: первые национальные государства возникли в обоих Америках. За этим последовала волна языковых национализмов в Европе, а третья волна захватила империи, которые вынуждены были приспосабливаться к новой эпохе: Российскую, Австро-Венгерскую, Британскую. Далее модель национального государства вполне установилась как базовая, и автор (сам специалист по Юго-Восточной Азии) подробно рассматривает истоки и результаты японского, вьетнамского, тайского, филиппинского, индонезийского национализмов, очень поучительные для жителей стран, сформировавшихся после распада СССР.

Книга настоятельно рекомендуется всем, кто работает с идеями национализма: политикам, философам, политическим и военным аналитикам, писателям и поэтам, издателям и журналистам.


Бенедикт Андерсон Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма
Валерій Пекар
Ця невелика книга, написана в процесі роботи над однойменним науково-популярним фільмом, присвячена захопливому дослідженню питань, з якого місця на Землі походять люди та як вони розселилися по всій планеті. Разом з автором читач опиняється на передньому краї світових генетичних досліджень, що на початку вимагатиме опанування певної термінології і методики. Винагородою буде подальше легке читання історії нашого виду.

Разом із нашими предками, які покинули невеликий ареал зародження людства лише 50 тисяч років тому (всього лише 2000 поколінь), ви вирушите у складну захопливу подорож спочатку берегом океану, а потім до найвіддаленіших і найдивніших куточків світу, куди забралася людина. Ми з вами — єдині великі істоти, що живуть по всій поверхні планети, але заселили ми її дуже поступово і нелінійно. Генетика спромоглася намалювати доволі точні маршрути нашої подорожі.

Особливий інтерес становить те, що автор ділиться найновішими висновками навіть ще незакінчених досліджень. Наприкінці ви дізнаєтеся, чому генетики так поспішають: вікно можливостей для їхніх досліджень скоро зачиниться назавжди.

Спенсер Веллз Подорож людини. Генетична одіссея
Валерій Пекар
Если вы не читали «Фрикономику», не беритесь за «Суперфрикономику». Впрочем, почему бы и нет? Книги не связаны между собой почти ничем, кроме подхода к жизни. Вторая книга посвящена проституткам, террористам и глобальному потеплению, в то время как первая книга была посвящена продавцам наркотиков, борцам сумо, абортам и выбору имени для ребенка.

Два фантастических кадра, экономист-диссидент (так он сам себя называет) и его напарник, выдающийся журналист, исследуют самые необычные закоулки нашей повседневной жизни в поисках классных иллюстраций для одного простого тезиса: люди поступают так или иначе из-за стимулов, которые они получают. Только эта реакция не всегда предсказуема, поэтому наши стимулы могут порождать непредвиденные последствия. Если мы хотим что-то стимулировать или, наоборот, ограничить, мы должны хорошо просчитать последствия, не полагаясь на мифы обыденного сознания. Эти мифы авторы развенчивают, щелкая, как орешки.

Экономика в понимании авторов — это вовсе не бесконечные ряды цифр. Это точная наука о том, как из причин возникают следствия.

Это веселое и легкое чтение, в ходе которого вы познакомитесь с человеком, которого Билл Гейтс считает самым умным на Земле, узнаете, почему сутенеры лучше риэлторов, а также получите подтверждение тому, о чем вы всегда подозревали, но боялись сказать вслух — что если на фондовую биржу запустить стаю обезьян, поведение фондового рынка ничуть не изменится.

Стивен Д. Левитт, Стивен Дж. Дабнер Суперфрикономика
Валерій Пекар
Конкуренция — естественная среда бизнеса, где все мы привыкли жить. В зависимости от размера и зубастости мы избираем свои конкурентные стратегии: мелкая рыбешка уклоняется от столкновений с крупной и ищет уголки потише, средняя рыба не прочь иной раз проглотить рыбу поменьше, а крупная рыбина охотится на среднюю, чаще всего мелкой не замечая. Мелкая рыба постепенно вырастает и начинает поедать тех, кто слабее, но и сама оказывается перед лицом новых угроз. Так или иначе, наш океан бизнеса обильно полит кровью рыб разного размера, так что воды его приобрели багровый оттенок.

Профессор Чан Ким однажды открыл, что багровый океан — не единственный. Совсем недалеко существует еще один океан, и его прозрачные воды имеют чистый голубой цвет — там нет крови раненых и погибших, ибо нет конкуренции. Этот океан состоит из совершенно новых и потому незанятых рыночных ниш. В то время как одни компании сражаются за победу в жестокой конкурентной борьбе в багровом океане, другие уплывают подальше от битвы, в голубой океан, где нет конкурентов. Понятно, новые ниши нужно найти, по сути — создать, придумать, изобрести. Но нашедшего ждет гигантский рост — ведь никто не делит нишу, не мешает расти. Понятно, рано или поздно другие рыбы приплывут в новую нишу, и воды окрасятся в привычный багровый цвет. Но это случится не сразу, есть время поживиться в гордом одиночестве и вырасти до приличных размеров. В конце концов, кто освоил технологию создания голубого океана, сделает это еще раз и еще раз, уходя от конкурентов всё дальше и дальше.

Естественно, идея «голубого океана» так и осталась бы просто метафорой, если бы Чан Ким и его ученики не разработали инструментарий для анализа и синтеза новых рыночных ниш. Как только это было сделано, методология «голубого океана» прочно заняла место среди самых популярных инструментов стратегирования, Чан Ким вошел в мировой «зал славы» гуру бизнеса, а эта книга стала бестселлером в десятках стран. Если вы устали от конкуренции — подумайте, может быть, настало время с ней покончить?

У. Чан Ким, Рене Моборн Стратегия голубого океана.
Валерій Пекар
Академические исследования редко становятся бестселлерами. Слишком длинно, слишком сухо, слишком скрупулезно. «Золотая ветвь» — абсолютное исключение. Эта книга переведена на множество языков и выдержала бесчисленные переиздания. Десятилетия проходят, а интерес к ней не падает. В чем причина?

Причин две. Во-первых, тема. Мышление древнего человека, возникновение магии и религии, образ жизни наших далеких предков интересуют многих. Во-вторых, мастерство автора. Несмотря на обилие фактического материала, который водопадом выливается на читателя, ему удается сохранить увлекательный стиль и простой язык.

Почему верования племен, живущих в разных местах земного шара, так сходны между собой? Понятно, почему много общего, например, в славянских и германских эпосах и обрядах — происхождение из одного корня. Но когда то же самое обнаруживается у китайцев и североамериканских индейцев, африканских негров и австралийских аборигенов, высокогорных латиноамериканцев и равнинных чукчей, древних римлян и современных папуасов… Что за этим стоит? Общее происхождение всех людей или же общие законы функционирования мышления? Слой за слоем снимая налет цивилизации (я бы назвал это «психологической археологией»), автор обнаруживает под ним в головах всех жителей планеты одну и ту же картину мира. Это то, что на языке спиральной динамики называется «фиолетовая парадигма мышления».

Картина мира древнего человека полна и непротиворечива. Его жизненный цикл замкнут и постоянен. Рождение и смерть. Смена времен года. Охота и пир. Сев и жатва. Этот цикл управляется духами и магами, царями и табу. Можно сказать, что это всё в прошлом, лишь папуасы да бушмены живут в этом мире. Но это не так. Мир этот живет внутри каждого из нас, проявляясь иногда зримо, а чаще незримо влияя на наши поступки. И если мы хотим понимать, откуда мы пришли и что в нас нами движет, нужно осилить эту книгу. В награду вы получите «коробку скоростей» для своего мышления — переключив на первую, сможете думать и видеть мир, в точности как ваш прапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрадедушка.

Джеймс Джордж Фрэзер Золотая ветвь
Валерій Пекар
Человек, консультировавший десятки правительств в разных странах мира, наверняка видел достаточно, чтобы понять что-то важное. Даже не будь он создателем одной из самых популярных методологий в менеджменте, то и в этом случае его записки стоило бы почитать. Но «озарения» Адизеса — это не путевые впечатления, а методические рекомендации по «капитальному ремонту» нашего мира, который, очевидно, неисправен.

Действительно, почему бы не применить разработки Адизеса — управленческие витамины (PAEI), жизненный цикл организации, методика управления изменениями на основе слитых воедино власти, полномочий и влияния (CAPI), интеграция и дезинтеграция и т.д. — для нахождения решений сложных проблем внутренней и внешней политики? Ведь, в сущности, социальные системы любого размера развиваются по одним тем же законам, будь то семья, компания или страна.

Доктор Адизес, не боясь быть неправильно понятым, смело вскрывает нарывы самых больших проблем: мировой экономический кризис, палестинско-израильский конфликт, бесконечные балканские войны, экологический кризис, мировой терроризм, мультикультурность и двуязычие, глобализация и культурная экспансия, проблемы власти в Латинской Америке и в постсоветских странах, преступность и безработица в США. Для него нет табу, нет закрытых тем и священных коров.

Рецепты доктора Адизеса вполне логичны и прозрачны для тех, кто знаком с его методологией, и при этом абсолютно нереализуемы — для этого нет ни политической воли, ни достаточной глубины понимания проблем элитами соответствующих стран. Ибо все предлагаемые решения — для долгой игры, и результаты не поспеют к ближайшим выборам, о которых только и думают политики от Мехико до Москвы, от Иерусалима до Белграда. Как тяжелому больному, нашему миру нужен здоровый образ жизни, который вести совсем несложно с ближайшего понедельника, нужно только захотеть, но как раз с этим проблема. Не говорите потом, что вас не предупреждали. Будет хуже, существенно хуже, уверен Адизес: должно стать совсем плохо, чтобы появилась решимость что-то изменить.

Зачем читать эту книгу? Во-первых, чтобы понять, есть ли решения мировых проблем хотя бы теоретически. Во-вторых, чтобы разобраться, как работает методология на больших системах, — а это позволяет эффективнее применять ее на системах поменьше, с которыми мы с вами и встречаемся каждый день.

Ицхак Адизес Политические озарения
Валерій Пекар
Это не бульварное чтиво, как можно было бы подумать, исходя из названия. Это остросюжетный исторический триллер про октябрьский переворот 1917 года. Традиционная историография написана по заказу тех, кто расстрелял остальных участников событий. Всё было не так — признайтесь, вы всегда это предполагали. А как именно? Автор пытается восстановить картинку, предлагая свою версию событий: от начала до конца все действия были спланированы германским генштабом, стремившимся вывести Россию из войны, чтобы закрыть второй фронт.

Как ни удивительно (впрочем, в те времена не удивительно), на острие событий оказываются два еврея. Адольф Иоффе, автор замысла и руководитель октябрьского переворота, фактический глава Петроградского совета. Пинхас Рутенберг, член Высшего совета, в руки которого Временное правительство вложило чрезвычайные полномочия для защиты демократии в России. Столкновение двух железных воль и незаурядных умов определяет ход всех событий.

Однако главный герой повествования — украинец. Михаил Терещенко, из того самого рода. Миллионер, министр, дипломат, денди, яхтсмент, игрок, меломан и полиглот. Олигарх, короче. Именно он становится на пути Ленина — и терпит поражение. Вместе с ним поражение терпит вся демократическая Россия, а также вся история ХХ века.

Книга читается за пару часов и звучит очень актуально: ведь мы тоже живем во времена революции, которая выплескивает наверх людей чести и подонков, тихих властолюбцев и пустозвонов-ораторов, полевых командиров и кабинетных философов. Она написана в прекрасном жанре киносценария и просится на экран, вот только снять его в ближайшее время, видимо, не придется: действие происходит в Петрограде, а там нынче такие темы не популярны.

Ефим Гальперин Бешенство подонка
Валерій Пекар
Історія потрібна для того, щоб зрозуміти, що з нами відбувається сьогодні, та дати нам можливість вплинути на наше завтра. Історія України у викладі відомого гарвардського вченого Сергія Плохія покликана відповісти на запитання про корені сьогоднішніх конфліктів навколо України та всередині неї. Це повноформатні 2500 років від скіфів і сарматів до Революції гідності, професійно упаковані в один невеликий том. Але фокус уваги незвичний і новаторський — проблеми ґенези націй і держав, історія національних ідей, міждержавні та міжетнічні стосунки. Україна постала як фронтир між лісом, лісостепом і степом, між християнством та ісламом, між католицизмом та православ’ям, між Європою та Азією. Україна постала як фронтир між Московією, Польщею та Османською імперією. І це прикордоння, міжкордоння визначило її сутність, її силу та проблеми.

Прочитавши книгу, ви по-іншому подивитеся на історію виникнення Московії; дізнаєтеся, хто і навіщо розробив російську імперську ідею, хто придумав міф про Київ як «колиску братніх народів»; звідки взялися російськомовні українці та підкарпатські русини, і хто такі насправді малороси; хто і коли придумав поняття «Україна»; чому українські міста в Центрі, на Сході й Півдні завжди були російськомовні навіть без русифікації; чому, попри болючу історичну пам’ять, українські євреї завжди підтримують українську незалежність; чому Галичина має право називати себе «українським П’ємонтом»; коли і чому розійшлися історичні шляхи України й Білорусі; яка роль університетів у створенні модерних націй; хто і коли придумав «ДНР». Ви перегорнете трагічні сторінки Голодомору і Голокосту, козацьких повстань і польсько-українських війн аж до Волинських подій. А головне — дізнаєтеся, які помилки зробили попередні покоління українських державотворців часів Гетьманщини та УНР та як нам їх не повторити.

Середньовічна людина вважає, що все велике і справжнє мусить бути сталим і стабільним, тому вона вірить у незмінність народів і держав, мов та історичних традицій. Модерна людина знає, що все живе розвивається і постійно змінюється, а лише живе може бути великим і справжнім. Книга Сергія Плохія написана для модерної людини. Автор показує, як поступово виникали, еволюціонували та конкурували між собою різні моделі української самосвідомості та візії української державності.

Книга написана для англомовного читача, але викликала неймовірне зацікавлення в Україні, Росії, Польщі. Ця книга є обов’язковим читанням для кожного, хто хоче розібратися у складних проблемах сьогодення (бо ж воно проростає з історії), і вже точно для кожного, хто воліє називати себе українським націоналістом.

Сергій Плохій Брама Європи
Валерій Пекар
Похоже, автор стремился создать новый жанр, и ему это удалось: еще никто не брался за воссоздание жизни одного городка на протяжении десяти тысяч лет. Город, ныне носящий имя Солсбери, где люди живут с незапамятных времен, известен не только благодаря расположенному недалеко Стоунхенджу и прекрасному кафедральному собору. Многие важные события английской истории произошли тут. 19 глав книги проводят читателя через 19 крутых поворотов в судьбе города и его жителей: кельтское завоевание, потом римское, саксонское, за ним нормандское, Великая хартия вольностей, эпидемия чумы, Реформация, гражданская война, Наполеон, империя, две мировые войны…

Через тысячи лет протянуты ниточки истории нескольких местных семейств. Судьба возносит их на вершину и бросает вниз, богатство и титулы недолговечны. Каждое поколение вновь и вновь устремляется в поисках счастья или покоя, мести или спасения души, успеха или любви. Свидетельством всему этому сквозь тысячелетия остается сам город со своими окрестностями, постоянно меняющийся и всё тот же, что и множество поколений назад. Это только кажется, что время застыло в сонном городке, — оно рвет вперед со всей возможной скоростью, срывая крыши, шляпы и головы.

Эпоха за эпохой меняются не только технологии и отношения между людьми, верования и устройство общества — но и представления о прекрасном, о чести и долге, о семье и гендерных ролях, о молодости и старости, о справедливости, образовании и приличиях. В то же время неизменными остаются не только человеческие страсти, но и удивительные достижения человеческого духа, разума и рук. В общем, многое из того, что мы привыкли считать вечным, менялось каждые несколько сотен лет, и напротив, многое из того, что мы считаем приметой нашего времени, пришло из глубокой древности.

Рекомендуется читать всем, кто думает, что люди и их представления о мире за последние десять тысяч лет мало изменились. И вообще, это лучший роман для того, чтобы осознать одновременно бренность бытия и его несокрушимость.

Эдвард Резерфорд Сарум. Роман об Англии
Валерій Пекар
Много книг написано по поводу того, почему одни нации бедны и несчастны, а другие богаты и счастливы. Известно также, что именно нужно сделать бедным, чтобы стать богатыми, и почему они остаются бедными, если этого не делают. Однако мало кто занимался проблемами, которые возникают перед богатыми странами и угрожают сделать их бедными. Это и есть тема небольшой книги известного шотландского историка и обществоведа Нила Фергюсона.

Автор детально анализирует состояние институций на Западе, в первую очередь в США и Великобритании. В фокусе его внимания поочередно оказываются четыре столпа западного образа жизни — демократия, капитализм, верховенство права, гражданское общество. Фергюсон показывает, как демократия приводит к росту государственного долга, означающему фактически, что люди старшего возраста живут за счет молодежи и еще не родившихся детей (нарушая тем самым «общественный договор между поколениями»); излишняя зарегулированность убивает капитализм, увеличивая сверх меры хрупкость системы и ее подверженность кризисам; верховенство закона превращается в верховенство законников, а гражданское общество рассыпается не в последнюю очередь из-за того, что государство и корпорации берут на себя всё больше забот, оставляя гражданам роль пассивных зрителей и потребителей.

Нам в Украине с недостроенными институциями, казалось бы, эта книга не очень полезна. На самом деле напротив: мы можем еще раз убедиться, как важно держать институции в порядке. Если предыдущие поколения снабдили вас демократией, капитализмом, верховенством права и гражданским обществом, вам придется постоянно работать над тем, чтобы эти институции оставались эффективными и не попадали под власть рентоориентированных элит.

Нил Фергюсон Великое вырождение. Как разрушаются институты и гибнут государства
 11..20 21..30 31..40 Ctrl ← 41..50 Ctrl → 51..60 61..70 71..80